Перейти к содержимому
Для публикации в этом разделе необходимо провести 50 боёв.
lugansk71

7 июля - День победы русского флота над турецким флотом в Чесменском сражении

В этой теме 70 комментариев

Рекомендуемые комментарии

2 588
[W0K0U]
Участник, Участник, Участник, Коллекционер
2 347 публикаций
27 492 боя
В 15.07.2022 в 14:40:37 пользователь GeneralPunk_WG сказал:

Нам сейчас будет проще работать над датами, которые интересы РУ аудитории. Сможем уделять им больше внимания.
Надеюсь не разочаруем. 

А раньше кто не разрешал? 

  • Плюс 3

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
3 387
[ASR]
[ASR]
Участник
3 734 публикации
5 473 боя

В целом, подведем итог.

Хотелось бы, чтобы разрабы несколько больше вспоминали даты, напрямую связанные с флотом. Отечественные в том числе. Хеллоуин и день Св.Патрика, это конечно, прикольно, но какое они имеют отношение к флоту? 

Хотелось бы, чтобы национальные праздники разных стран тоже как-то были уравнены. Если мы отмечаем День независимости США, давайте и не забывать День России.

Иначе возникает ощущение, что у разрабов есть некие предпочтения, причем не в пользу истории своей страны. А это не улучшает отношения к игре в целом

Согласны?

 

ТС-у спасибо за тему

Изменено пользователем shar_k_
отредактировано
  • Плюс 9

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Участник
0 публикаций

 

В 17.07.2022 в 07:40:10 пользователь DAP1 сказал:

Хотелось бы, чтобы национальные праздники разных стран тоже как-то были уравнены. Если мы отмечаем День независимости США, давайте и не забывать День России.

Иначе возникает ощущение, что у разрабов есть некие предпочтения, причем не в пользу истории своей страны. А это не улучшает отношения к игре в целом

Согласны?

Совершенно согласен, а мои пяти копеешные в теме уже есть!

В 17.07.2022 в 07:40:10 пользователь DAP1 сказал:

ТС-у спасибо за тему

Присоединяюсь!

Изменено пользователем shar_k_
отредактирован флуд
  • Плюс 6

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
735
[AKYLA]
Участник
369 публикаций
В 15.07.2022 в 15:59:52 пользователь __TAURUS_ сказал:

а уж морских сражений СССР было не мало 

Огласите весь список,пожалуйста!

  • Скучно 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Участник
0 публикаций
Сегодня в 14:04:01 пользователь Fremen_Fedaykin сказал:

Список внушительный, но вопрос же был про СССР?..

а там и есть несколько  по СССР в этом списке

 

боёв, тоесть баталлий стенка на стенку, как таковых во Второй Мировой почти не было, по большому были сражения кошки-мышки, то с одной стороны, то со второй. 

Изменено пользователем FJedi

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
735
[AKYLA]
Участник
369 публикаций
В 18.07.2022 в 13:07:07 пользователь FJedi сказал:

Список внушительный, но вопрос же был про СССР?.

Так где здесь "морские сражения СССР"?)Даже Таллинская трагедия никак не тянет на морское сражение,ни говоря уже про пиратские захваты судов)))

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
Участник
0 публикаций

Морские сражения СССР во время второй Мировой войны:

 

 

Балтийский флот! 

Скрытый текст

 

©По данным бывшего вице-адмирала и заместителя командующего Балтийским флотом Николая Хромова, за годы войны подводными силами Балтийского флота совершено 196 боевых походов и 239 торпедных атак с использованием 479 торпед. Потоплено 149 транспортов и боевых кораблей противника, общим водоизмещением 360 тыс. тонн:

Торпедным оружием потоплено 97 транспортов и уничтожено 5 боевых кораблей;

Подводными лодками выставлено 278 мин, на которых подорвались и затонули 36 судов, включая 16 боевых кораблей противника.

Артогнем уничтожено 7 судов и 2 малых боевых корабля[22].

Фактически значительная часть официально зачтённых побед не имеет документальных подтверждений по ряду причин, а тоннаж транспортов очень часто завышен в результате оверклейма.

Броненосец «Ильмаринен»

Броненосец «Шлезиен»

Вспомогательный крейсер «Орион»

Корабль ПВО «Ниобе»

Миноносцы Т3 и Т5

Миноносец Т-18

Миноносец Т-31

Миноносец Т-34

Миноносец Т-36

Тральщик M 538

охотники за подводными лодками — UJ 1211, UJ 1204 и UJ 1216[23]

немецкий корабль береговой охраны V-1802[24]

Минный заградитель «Konigin Luise»[25]

минный заградитель «Riilahti»

патрульные катера — VMV 8, VMV 12, VMV 17

торпедный катер «Тайсто»

корабль береговой охраны «Uisko»

тральщики Vilppula и Mercurius

5 немецких субмарин

Артиллерийский корабль «Драхе»[26]

Карлсруэ (пароход)

«Вильгельм Густлофф»

«Гойя»

«Генерал Штойбен»

и многие другие транспортные суда. Ряд кораблей, к примеру, эсминец Z-43, получили повреждения.

Кроме того, при проведении заградительных операций в Финском заливе, на собственных минах подорвались и погибли ЭМ Z-35 и Z-36 и миноносцы Т-22, Т-30 и Т-32.

Список трофеев торпедных катеров:

14 сентября 1941 года — вспомогательный ТЩ М-1707 (473 брт), подорвался на мине в районе Аренсбурга, был обстрелян советской БО (одно попадание 130-мм в корму) и был оставлен экипажем. ТЩ был обнаружен советскими ТКА, абордирован и добит торпедой.

23 сентября 1941 года — вспомогательный СКР V-308 (314 брт) у Гогланда.

1 ноября 1943 года — большой ТЩ М-16 (682 т) в Нарвском заливе. Поврежден — затонул на мелководье, но был поднят и вновь введен в строй немцами.

4 июня 1944 года — большой ТЩ М-37 (717 т) у Гогланда.

18 февраля 1945 года — ТР «Tolina» (1923 брт) у Мемеля.

11 апреля 1945 года — ТР «Neuverk» (804 брт) у Хельской косы.

15 апреля 1945 года — эсминец Z-34 (3691 т) тяжело поврежден а Данцигской бухте в результате попадания торпеды в МО, потерял ход.

26 апреля 1945 года — БДБ F-248A (220 т) у Хельской косы.

28 апреля 1945 года — ТР «Emili Sauber» (2476 брт) у Хельской косы.

Возможно, также, 6 мая 1945 года у Хельской косы ТКА был потоплен армейский «штурмбот» PiLb-43-11 (225 т).

Кроме того, корабельная и береговая артиллерия Балтийского флота активно использовалась для нанесения ударов по сухопутным войскам Германии, блокирующим Ленинград, а также для противодействия авиации противника.

 

©

Общие потери Балтийского флота на морских минах за годы Великой Отечественной войны составили 151 корабль и катер[27][28]. В годы Великой Отечественной войны Балтийский флот потерял 46 подводных лодок[29]. Безвозвратные людские потери Балтийского флота по мнению Г. Ф. Кривошеева оцениваются в пределах 56 тысяч человек[30].

линкору «Марат», вследствие авианалета Ю-87 23.09.1941, взрывом торпедного боезапаса оторвало носовую оконечность по 47 шпангоут;

в тот же день потоплен лидер эсминцев «Минск», поднят и введен в строй в 1943 году;

крейсер «Максим Горький» 23.06.1941 подрывается на минах и надолго выходит из строя;

при эвакуации из Либавы затоплены эсминец «Ленин» и несколько подводных лодок;

при эвакуации из Таллина на минах и от авиации погибли 15 кораблей и катеров:

5 эскадренных миноносцев: «Скорый», «Яков Свердлов», «Калинин», «Володарский», «Артём»,

2 подводные лодки: Щ-301 и С-5,

3 сторожевых корабля: «Снег», «Циклон», «Топаз»,

2 тральщика: № 56 («Барометр»), № 71 («Краб»),

канонерская лодка И-8,

сторожевой катер (малый охотник за подводными лодками № 109)?,

торпедный катер № 103,

кроме того, безвозвратно потеряны 43 транспорта и вспомогательных судна (из установленных: транспорты «Элла», «Вирония», «Эверита», «Луга», «Иван Папанин», «Ярвамаа», «Алев», «Калпакс», «Атис Кронвальдис», «Балхаш», «Найссар», «Эргонаутис», «Тобол», «Аусма», «Скрунда», «Вторая Пятилетка», танкер № 12, ледоколы «Кришьянис Вальдемарс» и КП-13, вооружённый буксир ОЛС-7, спасательные судна «Сатурн» и «Колывань», плавмастерская «Серп и Молот», плавбаза «Восток», самоходная баржа ТТ-1).

В 1941 году от различных причин КБФ потерял:

15 эсминцев, в том числе

7 типа «Новик»

«Яков Свердлов».

«Артём».

«Володарский».

«Калинин».

«Ленин».

«Карл Маркс».

«Энгельс».

8 эсминцев проектов 7 и 7-У

«Гневный».

«Скорый».

«Смелый».

«Сметливый».

«Статный».

«Гордый».

«Суровый».

«Сердитый».

Кроме того, 27 июня 1941 года немецкие торпедные катера полностью вывели из строя «Сторожевой», 21 сентября 1941 в Кронштадте авиацией потоплен «Стерегущий». Впоследствии оба корабля ввели в строй. При обороне Ленинграда и контрбатарейной борьбе ряду кораблей нанесен серьёзный урон, в том числе линкору «Октябрьская революция».

 

 

 

 

Черноморский флот!

 

 

 

 

Боевые действия Тихоокеанского флота и Амурской флотилии.

Скрытый текст

 

©Тихоокеанскому флоту ставилась задача высадить десанты, которые должны были овладеть портами и базами Юки, Расин, Сейсин с выходом к портам центральной части Кореи. На приморском направлении, особенно в районах японских баз Юки и Расин, действия наших кораблей преследовали разведывательные цели, так как японский флот, хотя и не проявлял активности (занимал выжидательное положение), все же был сосредоточен в базах в боевой готовности для действий в Японском море.

В результате разведывательных полетов в этих портах было обнаружено большое количество транспортов. Ночью 9 августа самолеты флота подвергли бомбардировке объекты противника в портах Юки и Расин. С рассветом группа самолетов Ил-2, сопровождаемая истребителями Як-9, совершила налеты на корабли противника. Всего в течение 9–10 августа авиация Тихоокеанского флота произвела 616 самолето-вылетов.

Летчики-тихоокеанцы совершили немало героических подвигов. Так, 9 августа во время третьего боевого вылета на порт Расин огнем зенитной артиллерии был подбит самолет Ил-2. Экипаж самолета мог бы спастись, выбросившись с парашютом, но это означало плен. И тогда младший лейтенант комсомолец Михаил Янко предпочел смерть неизбежному плену, направив свой самолет на электростанцию. Вместе с летчиком погиб и воздушный стрелок комсомолец И. М. Бабкин. Указом Президиума Верховного Совета СССР М. Е. Янко посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. [443]

Бомбардировочные и штурмовые действия нашей авиации сочетались с набеговыми действиями торпедных катеров. Первыми боевое задание получили катерники 1-й бригады, которой командовал капитан 2 ранга Н. Ф. Кухта. Катера вышли из залива Посьет поздно вечером 9 августа двумя группами. Одна группа в составе четырех торпедных катеров под командованием капитана 3 ранга К. В. Казачинского атаковала транспорты в порту Расин, другая в составе пяти торпедных катеров под командованием капитан-лейтенанта М. Г. Малика пошла на Сейсин. В результате смелых действий экипажи катеров добились замечательных успехов: в Расине было потоплено четыре транспорта, в Сейсине повреждено семь транспортов.

После того как были уничтожены транспорты в портах Юки и Расин и оборона этих портов подавлена бомбардировкой с воздуха, было решено высадить туда десант.

Высадка десанта поддерживалась огнем корабельной артиллерии. Для высадки десанта в Юки были выделены два сторожевых корабля, тральщик, восемь торпедных катеров, два сторожевых катера, 75-й батальон 13-й бригады морской пехоты численностью 783 человека под командованием майора И. П. Маркина и 140-й разведывательный отряд (139 человек) под командованием Героя Советского Союза старшего лейтенанта В. Н. Леонова. Для поддержки и прикрытия десанта распоряжением командующего ВВС флота выделялась авиация.

Для высадки первого броска десанта были сформированы две разведывательные группы под общим командованием капитана 3 ранга Г. П. Колюбакина, командиром высадки был назначен контр-адмирал Н. С. Ивановский.

Первая и вторая группы разведывательного отряда на четырех торпедных катерах вышли в море 11 августа из бухты Новик (о. Русский). В тот же день разведчики, высадившиеся в порту Юки, донесли, что японские войска, предназначенные для обороны базы, еще 10 августа были выдвинуты в северном направлении для поддержки японских войск, что оборона порта и города подавлена действиями наших бомбардировщиков, в городе наблюдаются пожары.

12 августа в порту Юки были высажены основные силы десанта. Противник не оказал организованного сопротивления. Высадка десанта обеспечила быстрое продвижение сухопутных частей, которые, не задерживаясь в Юки, устремились на Расин.

Для высадки в порту Расин, овладения городом и портом были выделены 358-й отдельный батальон морской пехоты (командир капитан А. Р. Свищев) и разведывательная рота 354-го отдельного батальона морской пехоты под командованием старшего лейтенанта Захарченко. В ходе высадки была выделена рота автоматчиков, которая должна была овладеть дорогой из Расина на юг, чтобы помешать противнику подбросить резервы или отойти. Кроме этих частей было выделено [444] 68 бойцов 140-го разведывательного отряда под командованием старшего лейтенанта В. Н. Леонова.

Первым броском десанта командовал капитан 3 ранга Г. П. Колюбакин, командиром высадки был назначен капитан 1 ранга Е. Е. Полтавский, начальником штаба — капитан-лейтенант З. В. Еремеев, командиром десанта — капитан А. Р. Свищев.

В высадке участвовали сторожевой корабль ЭК-5 (командир капитан-лейтенант Л. С. Миронов), два тральщика, два больших охотника за ПЛ, шесть сторожевых катеров и два торпедных катера. Они были разбиты на три группы. Задачи тактической разведки, прикрытия десанта на переходе морем и поддержки его действий на берегу были возложены на авиацию флота.

В 18 часов 11 августа из бухты Золотой Рог на двух больших охотниках вышла первая группа разведчиков старшего лейтенанта В. Н. Леонова. В 9 часов следующего дня она успешно высадилась в порту Расин, а через два часа высадились и остальные бойцы разведывательного отряда, вышедшего в 10 часов из порта Юки на трех торпедных катерах. Отряд захватил в порту плацдарм для обеспечения высадки основных сил десанта. В тот же день на побережье залива Анна высадилась рота автоматчиков, которая подверглась усиленному обстрелу артиллерии противника.

12 августа из бухты Золотой Рог вышли основные силы десанта — 358-й отдельный батальон морской пехоты А. Р. Свищева. Успешно высадившись в порту Расин и преодолев сопротивление противника на берегу, десантные части полностью овладели городом и портом. Однако продвинуться на юг по дороге, ведущей из Расина в Сейсин, они не смогли. Противник открыл сильный ружейно-пулеметный и артиллерийский огонь. Сопротивление оказывали арьергарды японских войск, отходивших под напором войск 1 -го Дальневосточного фронта от р. Тюмень-Ула через Юки и Расин на Сейсин. Японцы рассчитывали оторваться от преследования наших частей и закрепиться в Сейсинском укрепленном районе, а при необходимости эвакуироваться через Сейсинский порт.

Перед Тихоокеанским флотом встала задача овладеть важным узлом обороны — портом и городом Сейсин. Высадка десанта в Сейсин была намечена на 13 августа 1945 г.

По решению Военного совета Тихоокеанского флота десант должен был высадиться непосредственно в порт, используя боевые корабли, катера и десантные корабли. План десантной операции предусматривал предварительными ударами авиации подавить огневые точки, ослабить оборону порта и города, затем внезапными атаками торпедных катеров уничтожить находившиеся в порту транспорты и боевые корабли противника, а после разведки боем высадить основные силы десанта и овладеть портом и городом.

Десантные войска состояли из разведывательного отряда с ротой автоматчиков (181 человек), пулеметной роты (80 человек), 355-го отдельного батальона морской пехоты (710 человек, командир майор М. П. Бараболько) и 13-й бригады морской пехоты с приданными частями (5 тыс. человек под командованием генерал-майора В. П. Трушина). Таким образом, общая численность всех высаживаемых войск, считая корабельные десанты, составляла около 6 тыс. человек.

Для высадки десанта были выделены эсминец «Войков», минный заградитель «Аргунь», 2 сторожевых корабля типа «Вьюга», 6 фрегатов, 7 тральщиков, 12 десантных кораблей, 18 торпедных катеров, 6 сторожевых [445] катеров и 7 транспортов, а также 261 самолет (188 бомбардировщиков и 73 истребителя).

10 августа шесть торпедных катеров под командованием капитан-лейтенанта М. Г. Малика совершили набег на порт Сейсин, они атаковали стоявшие у пирсов транспорты. Не встретив сопротивления японцев, они вернулись во Владивосток.

12 августа четыре торпедных катера под командованием капитана 3 ранга С. П. Кострицкого вышли из бухты Троицы в порт Сейсин для разведки сил противника. В течение двух часов они обследовали порт и донесли, что организованного сопротивления не встретили, надводных кораблей и транспортов противника не обнаружили, за исключением одного поврежденного судна. В связи с этим было принято решение произвести разведку боем на большую глубину обороны базы. Для выполнения этой задачи был использован первый бросок десанта, в состав которого входили разведчики и автоматчики. Командиру отряда кораблей было приказано прорваться в порт, произвести разведку боем и в случае благоприятной обстановки закрепиться в порту Сейсин.

В 7 часов 13 августа шесть торпедных катеров, имея на борту 180 человек, под общим командованием полковника А. З. Денисина вышли из бухты Новик и через шесть с половиной часов вошли в порт Сейсин. При входе в порт катера были обстреляны артиллерией противника. Они прикрылись дымовыми завесами и успешно, без потерь выполнили задачу.

Высадившись, десант начал продвижение двумя группами. Первая группа состояла из двух взводов роты автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Мухамедова, вторая — из 140 человек разведотряда и двух взводов автоматчиков под командованием старшего [446] лейтенанта В. Н. Леонова (здесь же находился и полковник А. З. Денисин). Вторая группа должна была продвигаться в северном направлении вдоль р. Сусенцион (Юдзио) до железной дороги, очистить район между рекой и каналом и соединиться с первой группой. Первоначально наступление на обоих направлениях проходило без особых помех. Обследовав порт, десантники сообщили на флагманский командный пункт обстановку, доложили, что они овладели портом и ведут бой за город Сейсин. Однако здесь отряд встретил сильное сопротивление. Развернулись ожесточенные бои, в ходе которых десантники, неся потери, были вынуждены перейти к обороне.

Из дальнейших донесений в штаб флота следовало, что части первого броска ведут бой с разрозненными группами отступающего противника, поэтому решено было поддержать их ротой 62-го отдельного пулеметного батальона. 13 августа в 18 часов 30 минут эта рота была высажена на Военную пристань с семи торпедных катеров под командованием начальника штаба бригады капитана 3 ранга Л. Н. Пантелеева.

Катерам пришлось действовать в сложных условиях: к этому времени элемент внезапности был утрачен и противник оказывал организованное сопротивление как на переходе, так и в бою за высадку. Тем не менее задача была решена успешно, однако пулеметная рота из-за своей малочисленности не смогла оказать существенную помощь десанту и сама оказалась блокированной.

Утром 14 августа разведывательный отряд, включая и взвод первой группы, оборонявший мост через канал, был вынужден отойти в восточную часть города и с тяжелыми боями вышел в район Похандонга. Здесь ему удалось закрепиться и продержаться до высадки второго эшелона десанта.

Исключительное упорство и стойкость в бою проявил взвод автоматчиков, которым командовал главный старшина М. А. Бабиков, один из ветеранов прославленного отряда В. Н. Леонова.

Для усиления находившегося на берегу десанта в 16 часов 05 минут 13 августа из бухты Новик вышли сторожевой корабль ЭК-2 и тральщик ТЩ-278, на борту которых находился 355-й отдельный батальон морской пехоты. Командиром высадки был назначен капитан 3 ранга М. Г. Беспалов (командир бригады сторожевых кораблей), начальником штаба высадки был начальник штаба той же бригады капитан 3 ранга Б. Д. Яшин. Командиру 355-го батальона майору М. П. Бараболько была поставлена задача захватить порт и город Сейсин.

В ночь на 14 августа 355-й батальон благополучно высадился и стал продвигаться вперед. В дальнейшем он встретил сильное сопротивление японцев и перешел к обороне.

В результате тяжелых боев батальону удалось закрепиться на участке до 2 километров по фронту и 1 километр в глубину, который он удерживал до вечера 14 августа. [447]

К 22 часам все десантные части на берегу (разведывательный отряд и 355-й отдельный батальон) с боем отошли к пирсам порта и заняли круговую оборону.

Стремясь отрезать десантников от береговой черты, японцы за ночь предприняли до 15 атак. В помощь десантникам из состава экипажей кораблей был сформирован отряд из 25 человек под командованием капитана 3 ранга Г. В. Терновского для корректировки артиллерийского огня кораблей. В течение 14–15 августа артиллерийским огнем кораблей и бойцами отряда было уничтожено 11 дзотов, 19 огневых точек и около 100 солдат и офицеров противника.

В это время на флагманском командном пункте принимались срочные меры по оказанию эффективной помощи десантникам и решительному разгрому врага. Резко активизировались действия авиации. Самолеты только одной 10-й авиационной дивизии за два дня произвели 345 боевых вылетов, 237 бомбардировщиков сбросили более 2 тыс. бомб на порт и город Сейсин, железнодорожные станции Ранан и Фуней, на живую силу и технику противника. В результате был уничтожен бронепоезд и противник понес значительные потери.

В ночь на 14 августа началась посадка на корабли главных сил десанта (13-й бригады морской пехоты с частями усиления общей численностью 5 тыс. человек и 7 танков). Из Владивостока они вышли рано утром 14 августа тремя отрядами, включавшими эскадренный миноносец, 6 сторожевых кораблей, 10 десантных судов, танкодесантный корабль, 3 тральщика и 4 больших охотника за ПЛ Командиром высадки был назначен капитан 1 ранга А. Ф. Студеничников, командиром десанта — генерал-майор В. П. Трушин. Десант должен был оказать помощь частям первого броске и первого эшелона, освободить Сейсин и обеспечить выполнение поставленной флоту задачи.

Приданные второму эшелону семь танков были направлены в Сейсин на ТДС-01, на который были погружены и боеприпасы, два автомобиля, бензовоз. Лидирование выполнял эсминец «Войков».

Переход десанта морем проходил в условиях тумана при видимости 1–2 каб и состоянии моря 2 балла. Ночью корабли с десантом, следуя за тральщиками, вошли в порт и к утру высадили войска. Во время высадки японцы вели огонь по пирсам и кораблям из западной части города и бомбили наши войска с воздуха. Однако артиллерийский огонь кораблей вынудил противника прекратить обстрел. Штурмовые отряды, поддержанные корабельной артиллерией, сломили сопротивление японцев в районе порта и к 6 часам завязали бой в городе.

Активно действовала корабельная артиллерия. Днем 16 августа минный заградитель «Аргунь» вел огонь по зданию электростанции, в которой японцы держали оборону. Вскоре корабли «Войков», «Метель», «Вьюга» и минный заградитель «Аргунь» начали стрельбу по металлическому заводу Мицубиси и войскам в районе жиркомбината.

В боях за Сейсин советские воины продемонстрировали массовый героизм и отвагу. Исключительное мужество проявила бесстрашная санитарка ефрейтор Мария Цуканова. Она вынесла с поля боя более 50 раненых десантников. Раненой она попала в плен и была зверски замучена. Озверевшие японцы выкололи ей глаза, а тело изрезали ножами. М. Н. Цукановой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В результате совместных действий десантных войск, авиации и кораблей ко второй половине дня 16 августа военно-морская база Сейсин [448] была полностью очищена от противника, и к исходу дня части 1-го Дальневосточного фронта вошли в освобожденный город. Высадка морского десанта в Сейсин явилась первой крупной операцией Тихоокеанского флота в ходе войны с Японией. С падением Сейсина противник лишился последнего и наиболее крупного порта, связывавшего районы Северной Кореи с Японией.

Овладев Сейсином, моряки-тихоокеанцы вышли в тыл основным силам правофланговой группировки японских войск, перерезали их прибрежную линию сообщений с портами Юки и Расин. Захватив порт Сейсин, тихоокеанцы лишили противника основной базы эвакуации. Единственными базами, на которые могли теперь рассчитывать японцы, являлись Одецин (Этэтин) и Гёнзан (Вонсан). Поэтому было принято решение немедленно захватить их. Выполнение этой задачи было поручено командующему Южным оборонительным районом генерал-лейтенанту береговой службы С. И. Кабанову. К исходу дня 19 августа наши войска заняли порт и город Одецин.

21 августа десант первого броска на торпедных катерах ворвался в порт Гёнзан. Корейское население города радостно встретило советских моряков. К 22 августа весь гарнизон Гёнзана капитулировал. Так были завершены действия Тихоокеанского флота по освобождению северо-восточного побережья Кореи от японских захватчиков.

Совместные действия Северной Тихоокеанской флотилии с войсками 2-го Дальневосточного фронта по освобождению Южного Сахалина развертывались так же успешно. 16 августа десантный отряд, в составе которого были сторожевые корабли, минные заградители, тральщики, торпедные и сторожевые катера (всего 30 вымпелов), высадил в порт Торо 365-й отдельный батальон морской пехоты и 2-й батальон 113-й стрелковой бригады. Высадку прикрывала и обеспечивала авиация флотилии (80 самолетов). Командиром высадки был назначен капитан 1 ранга А. И. Леонов, командиром десанта — полковник К. П. Тавхутдинов. Переход кораблей из района Советской Гавани к порту Торо совершался при ветре до S баллов и видимости менее 1 каб. В районе Эсутору корабли попали под обстрел противника. Высаженный в Торо десант, преодолевая сопротивление японцев, в ночь на 17 августа подошел к вражескому оборонительному рубежу, который проходил по правобережной части г. Яма-Сигай в непосредственной близости от Торо. Утром после часовой артиллерийской подготовки десантники начали атаку города. Впереди шел взвод разведки морских пехотинцев. Дорогу им перекрыл дзот, из которого японцы вели сильный огонь. Командир взвода старший лейтенант Егоров и старший сержант Емельянов кинулись к дзоту и уничтожили его. В неравной схватке оба воина-коммуниста погибли смертью героев.

17 августа над городом был поднят советский флаг. В этот же день [449] морские пехотинцы и части, наступавшие со стороны Торо, овладели портом и городом Эсутору.

Высадка десанта в порт Маока протекала в крайне сложной метеорологической обстановке при сильном противодействии противника. 20 августа порт Маока был взят сводным батальоном моряков, 23 августа был занят населенный пункт Футомата, 24-го — Хонто, 25-го — Отомари. В порты Маока и Отомари были перебазированы силы из состава Северной Тихоокеанской флотилии в целях обеспечения действий по освобождению островов Курильской гряды.

Высадка десанта на северные острова Курильской гряды

Наиболее укрепленным островом Курильской гряды являлся Шумшу (Сюмусю), расположенный всего лишь в 6,5 мили от южной оконечности полуострова Камчатка. В юго-западной части острова находилась главная японская военно-морская база на Курильских островах Катаока. Здесь могли базироваться корабли, в том числе и легкие крейсера.

Сильно укреплен был также о. Парамушир. Здесь были оборонительные сооружения инженерного типа и две военно-морские базы: Касивабара и Какумабэцу. Острова Шумшу и Парамушир обороняла пехотная дивизия.

Военный совет Тихоокеанского флота приказал командиру Петропавловской военно-морской базы совместно с командующим Камчатским оборонительным районом высадить десант и к 25 августа овладеть северными островами Курильской гряды.

По плану операции предусматривалась высадка двух стрелковых полков, артиллерийского полка и одного дивизиона гаубичного артполка, отдельного истребительного противотанкового дивизиона, минометной роты, роты автоматчиков, батальона морской пехоты, роты моряков-пограничников, взвода разведчиков. Все десантные войска сводились в передовой отряд и два эшелона главных сил. Высадка намечалась на двух направлениях: главном — в северную часть о. Шумшу на участке побережья между мысами Кокутан и Котомари, и вспомогательном — в район бухты Нанагава-ван (демонстративный десант).

Высаженные на главном направлении десантные части должны были прорвать оборонительную полосу противника и при поддержке артиллерии кораблей развить наступление, разгромить вражеские войска и лишить их возможности перейти на острова Парамушир, Онекотан и другие для усиления их гарнизонов.

Высадку должны были осуществить силы Петропавловской военно-морской базы и Камчатского оборонительного района. Для высадки привлекались 2 сторожевых корабля, 4 тральщика, 2 катера-тральщика, минный заградитель, плавбатарея, 8 сторожевых катеров, 2 торпедных катера, подводная лодка, 16 десантных и 17 транспортных судов. Из кораблей и транспортов формировались четыре отряда: отряд транспортов и высадочных средств, отряд охранения, отряд траления и отряд корабельной поддержки. Высадку обеспечивали самолеты авиационной дивизии Камчатского оборонительного района и несколько самолетов морской авиации.

Командование операцией было возложено на командующего Камчатским оборонительным районом генерал-майора А. Р. Гнечко, имевшего флагманский командный пункт на тральщике ТЩ-334. Командиром высадки был назначен командир Петропавловской военно-морской базы капитан 1 ранга Д. Г. Пономарев, державший флаг [450] на сторожевом корабле «Киров», командиром десанта — командир 101-й стрелковой дивизии генерал-майор П. И. Дьяков.

Рано утром 18 августа четыре десантных судна с передовым отрядом подошли к о. Шумшу и начали высадку десанта. Противник открыл сильный ружейно-пулеметный огонь. Командир высадки приказал кораблям отряда огневой поддержки подавить вражеские огневые точки. Корабли открыли огонь, но он был малоэффективен, так как высаженные корректировочные посты не сумели быстро установить связь с кораблями и стрельба велась без корректировки. Вначале высадился передовой отряд, а к 20 часам и все десантные войска. Чтобы выгрузить артиллерию, танки и автомашины, под огнем противника пришлось строить причалы из различных подручных средств.

Первыми на берег высадились коммунисты и комсомольцы. За ними последовали остальные. Пулеметчик Гаврилин бросился в воду, на ходу ведя огонь по противнику. Отвагу и мужество проявил личный состав кораблей и десантных судов. Одно из судов получило четыре попадания — начался пожар. Огонь подбирался к боеприпасам. Тогда лейтенант И. И. Пермяков бросился сквозь огонь к снарядам и перенес их в безопасное место.

Высадившись, передовой отряд десанта начал стремительно продвигаться в двух направлениях: на укрепленные высоты 165 и 171 и в направлении мыса Котомари. Противник встретил десант сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем из многочисленных дотов и дзотов, расположенных на замаскированных позициях. Подтянув до 20 танков, японцы перешли в контратаку и оттеснили десантников. Однако моряки при поддержке артиллерии с мыса Лопатка и огня кораблей уничтожили 15 танков. Противник понес большие потери и в живой силе и отошел на исходные позиции. Через [451] два часа после отражения первой атаки враг, сосредоточив значительные силы пехоты и шесть танков, вновь начал контратаковать наш десант. Передовой отряд вынужден был отойти на склоны и перейти к обороне.

Утром 18 августа высадку начал второй эшелон десанта. Противник оказал сильное сопротивление. Момент тактической внезапности был утрачен. Японцы, оправившись после первого удара, открыли сильный огонь по кораблям и десантникам. На десантном судне в результате попадания артиллерийского снаряда начался пожар, и оно вынуждено было выброситься на берег севернее мыса Котомари. Оказавшись в зоне противника (на фланге высадившегося десанта), команда сумела использовать обстановку, чтобы выполнить боевое задание. Краснофлотец Андрощук открыл огонь из крупнокалиберного пулемета трассирующими пулями по огневым точкам противника, указывая цели для артиллерии наших кораблей прикрытия. Старшины Тарумов и Богомазов организовали ликвидацию пожара.

Над районом высадки десанта появился японский самолет, который, пользуясь туманом, незамеченным подошел к району маневрирования десантных кораблей, обстрелял пулеметным огнем сторожевой корабль «Киров» и сбросил три бомбы. После этого японские самолеты продолжали бомбить и обстреливать наши корабли. Они действовали поодиночке, а иногда и группами. Так, наш тральщик, производивший минную разведку и разведку обороны противника в районе западного побережья о. Шумшу, был атакован восемью японскими самолетами, два из которых были сбиты зенитной артиллерией корабля. Тральщик подвергся также обстрелу из четырех 130-мм орудий.

В это время передовой отряд вел борьбу с превосходящими силами противника. В 16 часов к передовому отряду присоединились главные силы десанта, и он снова возобновил наступление на высоты. Бои были настолько ожесточенными, что высоты трижды переходили из рук в руки. Наконец после пятичасового упорного боя десантники овладели ими и прочно закрепились. В боях за Курилы моряки-тихоокеанцы [452] показали образцы мужества и героизма. Не щадя жизни, они с гранатами в руках бросались на амбразуры дотов и дзотов, ложились под танки, чтобы остановить наступление врага.

Коммунист старшина 1-й статьи Николай Вилков и краснофлотец Петр Ильичев пали смертью храбрых, повторив легендарный подвиг Александра Матросова. Н. А. Вилков и П. И. Ильичев были посмертно удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Не менее ожесточенной была борьба в районе Котомари. К 9 часам 18 августа наш отряд овладел этим укрепленным пунктом, после чего соединился с основными силами.

Активную поддержку в боях за Котомари и высоты оказала корабельная и береговая артиллерия, которая выпустила по противнику около 2 тыс. снарядов.

В связи с капитуляцией в Маньчжурии командующий японскими войсками на Курильских островах прислал парламентера к командиру десанта на о. Шумшу с предложением начать переговоры о капитуляции.

23 августа о. Шумшу был полностью занят нашими войсками, а в 6 часов 1 сентября советский десант, высаженный на о. Кунашир, завершил освобождение Курильских островов.

Характеризуя действия Тихоокеанского флота на завершающем этапе операции, главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Маршал Советского Союза А. М. Василевский отмечал: «...изумительной по быстроте, ловкости и смелости выполнения являлась высадка морских десантов на острова Итуруп, Кунашир и Шикотан»{233}.

Боевые действия Краснознаменной Амурской флотилии

Наступление войск 15-й армии 2-го Дальневосточного фронта началось в ночь на 9 августа. При содействии кораблей флотилии были высажены десанты на неприятельский берег и острова, а с рассветом началась переправа войск и боевой техники.

На правом берегу Амура против расположения войск 2-й армии находилась сильно развитая система обороны противника, опиравшаяся на ряд укрепленных районов с центрами в сахалянском, цикэйском и мачанском укрепленных секторах, которые располагались против Благовещенска.

Для наступления 2-й Краснознаменной армии 2-го Дальневосточного фронта при широком разливе рек и полном бездорожье необходимо было овладеть плацдармом на правом берегу Амура и создать надежную переправу. В этих целях была проведена Сахалянская наступательная операция войсками 2-й Краснознаменной армии совместно с Краснознаменной Амурской флотилией.

В полдень 10 августа корабли Зее-Бурейской бригады речных кораблей (командир капитан 1 ранга М. Г. Воронков) высадили десанты на набережную г. Сахалян. Затем началась переправа войск из Благовещенска. В 17 часов была закончена высадка стрелкового батальона, который захватил железнодорожную станцию Айгунь. К исходу дня десант овладел с. Хадаян и участком берега между городами Айгунь и Цикэ. Здесь был оборудован конечный пункт Константиновской переправы, которая, так же как и Сахалянская, действовала в течение всего периода наступления советских войск.

15-я армия и 5-й отдельный корпус, составлявшие ударную группу 2-го Дальневосточного фронта, совместно с флотилией провели Сунгарийскую [453] наступательную операцию по долине р. Сунгари на Харбин. Оборона противника на этом направлении состояла из долговременных оборонительных сооружений, расположенных на правом берегу Амура и на р. Сунгари. В результате этой операции наши войска должны были разрушить японскую оборону на харбинском направлении и овладеть Харбином — административным центром Маньчжурии, совместно с войсками 1-го Дальневосточного фронта окружить и уничтожить приморскую группировку противника.

Для решения этой задачи были выделены 15-я армия и 5-й стрелковый корпус с частями усиления; 102-й укрепленный район; 1, 2 и 3-я бригады речных кораблей, включавшие основные силы флотилии, и 10-я воздушная армия 2-го Дальневосточного фронта.

Операцией руководил командующий 2-м Дальневосточным фронтом генерал армии М. А. Пуркаев, действиями 1-й и 2-й бригад кораблей и приданными частями на сунгарийском направлении — Военный совет флотилии, находившийся на штабном корабле «Амур». На нижнеуссурийском направлении всеми соединениями командовал командир 5-го стрелкового корпуса генерал-майор И. З. Пашков.

Части 630-го стрелкового полка (командир майор Иванов) и соединение кораблей в составе мониторов «Дальневосточный комсомолец» (командир капитан 3 ранга П. Г. Мошканцев) и «Свердлов» (командир капитан 3 ранга Н. И. Недовесов), канонерской лодки «Пролетарий» (командир старший лейтенант И. А. Сорнев), 2-го и 3-го отрядов бронекатеров, 3-го и 7-го отрядов катеров-тральщиков и двух плавучих батарей должны были захватить г. Фуюань, а транспортный отряд из шести буксиров, семи барж и двух речных тральщиков обеспечить перевозку последующих эшелонов. [454]

Рано утром 9 августа канонерская лодка «Пролетарий», 2-й отряд бронекатеров и 3-й отряд катеров-тральщиков, приняв 1-й батальон 630-го стрелкового полка, начали движение к Фуюаню. Мониторы «Дальневосточный комсомолец», «Свердлов», 3-й отряд бронекатеров и 2-й отряд катеров-тральщиков в тот же день заняли огневые позиции у о. Маланкин для артиллерийского обеспечения высадки десанта.

Перед высадкой десанта мониторы открыли огонь по дзотам, наблюдательным пунктам и казармам укрепленного сектора Фуюань. В 7 часов 30 минут батальон был высажен на набережной города. Гарнизон Фуюаня оказывал сильное сопротивление, ведя пулеметный и орудийный огонь из дзотов.

Вместе с воинами стрелкового батальона на берег высадились две группы моряков. Одной из них командовал старшина 1-й статьи Николай Голубков. Путь группе преградил вражеский дзот. Голубков сделал рывок и забросал дзот гранатами. Огневая точка была уничтожена, но и старшина был смертельно ранен. Указом Президиума Верховного Совета СССР Н. Н. Голубкову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В результате упорных боев укрепленный сектор Фуюань вскоре был взят нашими войсками.

После ликвидации фуюаньского оборонительного рубежа корабли приняли в Покровском 3-й батальон 630-го полка и двинулись вверх по Амуру, чтобы овладеть вражескими опорными пунктами Циндели, Эту и Гайцзы. 10 августа, когда бригада подошла к Циндели и Эту, оба пункта уже были заняты нашими разведывательными отрядами (Гайцзы противник оставил сразу, как только корабли открыли по нему огонь). Таким образом, оборона японцев на правом берегу Амура была ликвидирована.

Утром 10 августа корабли бригады начали прорыв в устье Сунгари и через полтора часа подошли к пристани Тунцзян. Население вышло навстречу нашим кораблям с красными и белыми флагами. Через 40 минут в город вошли передовые части 361-й стрелковой дивизии.

3-я бригада речных кораблей в тот же день с частями 513-го стрелкового полка овладела г. Жаохэ. Внезапность атаки и сильный артиллерийский огонь деморализовали войска противника, который, не успев организовать оборону, беспорядочно отходил на Баоцин. Корабли 3-й бригады приступили к переправе войск из с. Васильевское в г. Жаохэ. Одновременно перевозились войска и в район Лонгаково. К утру 14 августа переправа 6-го стрелкового корпуса была закончена, и войска начали наступление в глубь Маньчжурии на Баоцин.

После падения Тунцзяна противник отошел к г. Фуцзинь по дороге Тунцзян — Фуцзинь и вверх по р. Сунгари (Фуцзинь являлся важной армейской базой японских войск и базой Сунгарийской речной флотилии).

1-й бригаде речных кораблей и частям 15-й армии была поставлена задача — овладеть Фуцзинем. Командир бригады капитан 2 ранга В. А. Кринов решил создать два отряда кораблей: дозорно-разведывательный отряд в составе монитора «Сун-Ят-Сен» (командир капитан 3 ранга В. Д. Корнер), трех бронекатеров, шести катеров-тральщиков и отряд прикрытия в составе мониторов «Ленин» (командир капитан-лейтенант А. К. Павлов), «Красный Восток» (командир капитан-лейтенант А. Д. Никитенко) и трех бронекатеров. Впереди пехоты вдоль правого берега Сунгари на Фуцзинь двигалась танковая бригада. [455]

11 августа оба отряда начали движение вверх по реке. Рано утром противник открыл огонь по бронекатерам, ворвавшимся на рейд Фуцзинь, из дотов и дзотов, расположенных на набережной правого берега Сунгари. Корабли, продолжая движение, вели ответный огонь. Все огневые точки в районе пристани были уничтожены, а часть дотов и дзотов, расположенных на набережной, подавлена. В это же время бронекатера прорвались к берегу и высадили роту штурмовиков, а монитор «Сун-Ят-Сен» начал высадку батальона, который, несмотря на сильный огонь противника, закрепился и повел наступление в глубь города. Одновременно с мониторов были высажены корабельные десанты для прикрытия с тыла наступавших войск. Этот тактический прием оказался своевременным, так как в городе противник устроил засады и действовали разрозненные подразделения смертников.

Высадив десанты, мониторы заняли огневые позиции у острова против городской пристани и непрерывным огнем поддерживали наступление десантников на берегу.

В 9 часов в город с севера ворвалась танковая бригада, и он был быстро очищен от противника. Однако японцы прилагали все усилия, чтобы удержать укрепленный район. Используя железобетонные инженерные сооружения, доты и дзоты и пополнив личный состав за счет отошедшего из города гарнизона, они отбили первые атаки 345-го стрелкового полка и танковой бригады, а к исходу дня 11 августа перешли в контрнаступление, которое было отбито нашими войсками при интенсивной артиллерийской поддержке мониторов.

К 13 августа части японских войск были окружены. После штурма укрепленный район и город Фуцзинь был взят. В тот же день корабли начали подготовку к захвату г. Цзямусы, который являлся крупным областным центром Маньчжурии, важным узлом железных и шоссейных дорог и служил операционной базой Сунгарийской речной флотилии противника. В овладении городом участвовали 1-я и 2-я бригады речных кораблей флотилии.

Действиями кораблей руководил командующий флотилией контрадмирал Н. В. Антонов с флагманского командного пункта, перенесенного с берега на штабной корабль «Амур».

Утром 14 августа корабли 1-й бригады закончили посадку 349-го полка и начали движение вверх по реке, преодолевая препятствия из бревен и плотов, сплошным потоком пущенных противником с верховья р. Сунгари. В 10 часов 15 августа войска были высажены в с. Сустунь, 40 км ниже г. Цзямусы.

Днем 16 августа с бронекатеров, катеров-тральщиков и мониторов 2-й бригады, вышедшей 14 августа из Фуцзиня, на пристань Цзямусы были высажены подразделения 632-го стрелкового полка, которые совместно с частями 361-й стрелковой дивизии полностью очистили город от японцев.

Сложившаяся обстановка требовала, чтобы наши войска немедленно разгромили основные силы противника на сунгарийском направлении до подхода их к Харбинскому оборонительному району. Учитывая это, командующий Амурской флотилией 16 августа запросил у Военного совета 2-го Дальневосточного фронта разрешение продолжать движение для овладения совместно с 632-м стрелковым полком г. Саньсин. Через несколько часов разрешение было получено.

Для разведки и выполнения задач передового отряда из 1-й бригады был выделен дозорно-разведывательный отряд в составе монитора [456] «Сун-Ят-Сен» и трех бронекатеров. Днем 16 августа отряд начал движение вверх по р. Сунгари. В районе с. Хунхэдао корабли настигли вражескую колонну пехоты с артиллерией. Несмотря на подавляющее превосходство противника, командир отряда принял решение вступить в бой и с ходу, не меняя курса, открыл огонь. Противник начал отвечать артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем, который нарастал по мере подхода его новых частей. Несмотря на потери в личном составе, отряд кораблей продолжал выполнять задачу. Личный состав проявил высокие моральные и боевые качества, показав примеры беззаветной преданности Родине.

В бою за Хунхэдао геройски действовал экипаж монитора «Сун-Ят-Сен». Командир второй башни старшина 1-й статьи П. Дубовин, тяжело раненный в грудь, истекая кровью, продолжал управлять огнем.

Один из вражеских снарядов разорвался у лежавших на палубе боеприпасов, и заряды начали гореть. Коммунист А. Гундобин бросился к месту пожара и руками начал бросать заряды за борт. Его примеру последовал Г. К. Жалейко. Пожар был ликвидирован, опасность взрыва боеприпасов была предотвращена.

Личный пример коммунистов в бою вызывал огромный подъем. За время боевых действий на мониторе «Сун-Ят-Сен» было подано 31 заявление о приеме в члены ВКП(б). Не случайно монитору было присвоено гвардейское звание, 78 человек его экипажа за героизм и мужество были награждены орденами и медалями, а командиру корабля капитану 3 ранга В Д. Корнеру было присвоено звание Героя Советского Союза.

Подавив огневые точки противника на берегу, командир отряда вывел монитор и бронекатера из-под обстрела, выбрал огневые позиции у правого берега реки и продолжал стрельбу, нанося большой урон войскам японской дивизии «Южные моря».

В 16 часов 17 августа к району Хунхэдао подошли основные силы 1-й бригады, вышедшие из Цзямусы. К этому времени дозорно-разведывательным отрядом было установлено, что японцы развернули оборону с намерением удержать этот участок берега. Командир 1-й бригады, оценив обстановку, решил после артиллерийской подготовки высадить десант и захватить район Хунхэдао. Это смелое решение было блестяще выполнено. В течение получаса все мониторы и бронекатера вели непрерывный огонь по батареям и живой силе противника. Большинство огневых точек было подавлено.

К вечеру монитор «Ленин» под прикрытием огня мониторов и дымовой завесы с бронекатеров высадил батальон, который закрепился на берегу и повел наступление на Хунхэдао. Огневые точки противника были подавлены минометами. В полночь 17 августа сопротивление противника было сломлено (при этом он потерял 300 человек убитыми только в самом селении, было уничтожено 2 дзота, 21 огневая точка, 20 автомобилей и много другой техники).

В этом бою монитор «Сун-Ят-Сен» получил восемь попаданий, которые, однако, серьезных повреждений кораблю не причинили. Катера-тральщики имели пулевые пробоины выше ватерлинии. Все повреждения были устранены силами личного состава. Сняв с берега десант, корабли продолжали движение к Саньсину.

В исходном пункте Юцзятунь к 1-й бригаде речных кораблей присоединилась 2-я бригада, вышедшая из г. Цзямусы. При подходе к рейду Саньсин корабли были обстреляны японской артиллерией из района [457] пристани и с высот, окружающих рейд. Ружейно-пулеметный огонь вражеские части вели также с парохода, отходившего с войсками от пристани. Мониторы и бронекатера подавили огневые точки, пароход был потоплен, а на пристань высадились подразделения 632-го стрелкового полка. 2-й отряд бронекатеров после высадки десанта начал продвижение вверх по р. Муданьцзян, где обнаружил переправу отходившего от Саньсина противника и на левом берегу реки скопление переправившихся войск. Огнем бронекатеров переправа была сорвана, а переправившаяся группа залпом реактивной установки рассеяна и частично уничтожена.

Мониторы «Ленин», «Свердлов» и «Дальневосточный комсомолец» высадили десант на пристань. Утром 18 августа командующий фронтом сообщил Военному совету Краснознаменной Амурской флотилии о капитуляции Квантунской армии, а через час на монитор «Дальневосточный комсомолец» явился начальник штаба 134-й японской пехотной дивизии и заявил о готовности своих войск сложить оружие. Командующий флотилией приказал командиру 632-го стрелкового полка приступить к разоружению и пленению войск противника.

21 августа 1-я и 3-я бригады Краснознаменной Амурской флотилии, имея на кораблях два стрелковых батальона, прибыли в Харбин. 22 августа сюда пришли корабли 3-й бригады и высадили 394-й стрелковый полк. В Харбине была захвачена и разоружена Сунгарийская речная флотилия противника.

Несколько раньше, 19 августа, были высажены воздушные десанты в Чанчуне, Гирине, Мукдене, а затем в Харбине, Порт-Артуре и других административных центрах Маньчжурии и Северной Кореи. Успешно шли бои за освобождение Южного Сахалина и островов Курильской гряды.

19 августа начальник штаба Квантунской армии Хата Хикосабуро с сопровождающими его лицами явился к Маршалу Советского Союза А. М. Василевскому, находившемуся в штабе 1-го Дальневосточного фронта, и заявил о полной капитуляции Квантунской армии. [458]

С 16 часов 19 августа Квантунская армия прекратила боевые действия почти на всем фронте и начала стягиваться к пунктам, указанным советским командованием, для сдачи оружия.

* * *

В результате успешных боевых действий на Дальнем Востоке Советские Вооруженные Силы уничтожили маньчжурский плацдарм японского империализма, создававшийся японцами в течение многих лет. Красная Армия и Военно-Морской Флот нанесли японским захватчикам сокрушительный удар. Они разгромили основную силу японского милитаризма — Квантунскую армию.

В боях с японцами воины Красной Армии и Военно-Морского Флота широко использовали опыт победоносной борьбы с германским фашизмом и обогатили советское военное и военно-морское искусство новыми образцами решения оперативно-тактических задач.

Четкое взаимодействие сухопутных войск и авиации с Тихоокеанским флотом и Краснознаменной Амурской флотилией, высадившими ряд морских и воздушных десантов, обеспечило окружение крупных группировок противника и их ликвидацию. Блестящая организация проведения наступательных операций с участием сухопутных войск, авиации и военно-морского флота в сложных условиях свидетельствовала о высоком развитии советского военного и военно-морского искусства.

Победа в войне с Японией еще раз убедительно показала могущество нашего общественного и государственного строя, силу Красной Армии и Военно-Морского Флота, опирающихся на единодушную поддержку всего советского народа, тесно сплоченного вокруг Коммунистической партии.

Высокий моральный дух советских воинов, их беспредельная преданность народу и партии порождали массовый героизм, который сыграл огромную роль в достижении полной и решительной победы над врагом. [459]

Партия и правительство высоко оценили подвиги советских воинов. Тысячи матросов и офицеров Тихоокеанского флота и Краснознаменной Амурской флотилии были награждены орденами и медалями Советского Союза. Более 50 человек получили высокое звание Героя Советского Союза, среди них адмирал флота Н. Г. Кузнецов, адмирал И. С. Юмашев, контр-адмирал Н. В. Антонов, генерал-майор В. П. Трушин, капитан 1 ранга М. Г. Воронков, майор АЛ. П. Бараболько, капитаны 3 ранга М. Г. Беспалов, В. Д. Корнер, Г. В. Терновский, капитан-лейтенант Л. Н. Балякин и другие. 18 кораблям и частям флота было присвоено звание гвардейских, 16 кораблей и частей были награждены орденом Красного Знамени, 15 соединениям и частям присвоены почетные наименования, 6 подразделениям и кораблям флотилии было присвоено звание гвардейских.

В результате разгрома империалистической Японии наша Родина возвратила исконно русские земли на Дальнем Востоке. Южный Сахалин и Курильские острова стали советскими.

 

 

З.ы. Ветеранов почти не осталось, той великой могучей страны, и всем бедам беда им досталась, хоть не ждали той страшной войны…
Скажем миром - СПАСИБО, не громко и нижайший от нас им поклон, мы, героев прямые потомки, и всегда их будем помнить!

Изменено пользователем FJedi
  • Плюс 6
  • Плохо 1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
735
[AKYLA]
Участник
369 публикаций

 

В 22.07.2022 в 13:12:42 пользователь DeletedUser сказал:

Морские сражения СССР во время второй Мировой войны:

И что по факту : ни одного морского сражения.

Бедный Черноморский флот даже ссылка битая(((Пора бы уж признать тот факт что флот СССР в ВОВ играл роль поддержки сухопутных сил.Что ничуть не умаляет героизм и подвиг советских моряков!

По Балтийскому флоту вы упустили  что именно самолёты Балтийского флота 7-8 августа 1941 года нанесли бомбовый удар по Берлину.И ни слова про оборону ВМБ Ханко свыше 5ти месяцев.

Ни в каких морских сражений флот СССР не участвовал-было прямое указание Ставки беречь корабли.

Изменено пользователем sudak68

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию
334
[YOKO]
Участник
518 публикаций
605 боёв
В 19.11.2022 в 22:50:39 пользователь sudak68 сказал:

 

И что по факту : ни одного морского сражения.

Бедный Черноморский флот даже ссылка битая(((Пора бы уж признать тот факт что флот СССР в ВОВ играл роль поддержки сухопутных сил.Что ничуть не умаляет героизм и подвиг советских моряков!

По Балтийскому флоту вы упустили  что именно самолёты Балтийского флота 7-8 августа 1941 года нанесли бомбовый удар по Берлину.И ни слова про оборону ВМБ Ханко свыше 5ти месяцев.

Ни в каких морских сражений флот СССР не участвовал-было прямое указание Ставки беречь корабли.

подлодки сами топились, эсминцы сами топились, боевые КРУПНЫЕ корабли с самолётами сами сбивались и топились без боя( я не про баталии аля Гангутское сражение или Чесменское сражение)

В 18.07.2022 в 14:07:07 пользователь DeletedUser сказал:

 

боёв, тоесть баталлий стенка на стенку, как таковых во Второй Мировой почти не было, по большому были сражения кошки-мышки, то с одной стороны, то со второй. 

 

 

Один из вариантов:

©"26 июня 1941 года состоялся Рейд на Констанцу — операция Черноморского флота СССР в начальный период Великой отечественной войны. Это было единственное морское сражение КРУПНЫХ надводных кораблей в Черном море во время Второй мировой войны. Атака румынского порта Констанца была задумана как совместные действия кораблей и авиации Черноморского флота, однако достичь скоординированных действий не удалось. Лидеры эсминцев «Москва» и «Харьков» получили приказ обстрелять порт под прикрытием крейсера «Ворошилов». Они нанесли некоторый ущерб, но под воздействием огня береговой артиллерии и кораблей румынского ВМФ «Реджина Мария» и «Мэрэшти» отступили, попав при этом на минное поле; лидер эсминцев «Москва» был потоплен, а крейсер — поврежден, подорвавшись на мине[11]."

:Smile_honoring:

Изменено пользователем FJedi_1

Рассказать о публикации


Ссылка на публикацию

×