Перейти к содержимому

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'вов'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Важные темы
    • Новости
    • Обратная связь
    • Новости разработки
  • Игровой раздел
    • Новичкам
    • Корабли в игре
    • Руководства
  • Сообщество
    • Обсуждение Мира Кораблей
    • Общение на свободные темы
    • Творчество
    • Встречи и мероприятия
    • Стримы
    • Фанатский
    • История
    • Флот в искусстве
  • Технические и финансовые вопросы
    • Технические вопросы
    • Финансовые вопросы
  • Моды и софт
    • Модификации клиента
  • Состязания
    • Конкурсы
    • Турниры
    • Ранговые бои
  • Клановый раздел
    • Вербовочный пункт
    • Клановые бои
  • Обжалование действий модераторов
  • Группы внешнего тестирования
    • Академия Супертеста
    • Супертест
    • Клантест
    • Комтест
  • Общий архив
    • Архивы разделов
  • Волонтёрский раздел
    • Корабельная Wiki
    • Лоцманская
  • Информация Lesta Games
    • Правила
    • Вакансии Lesta Games

Календари

  • Боевые задачи
  • Премиум магазин
  • Игровые события
  • Конкурсы
  • Общий тест
  • Скидки

Искать результаты в...

Искать результаты, которые содержат...


Дата создания

  • С

    По


Последнее обновление

  • С

    По


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • С

    По


Группа


Город


Увлечения

Найдено 13 результатов

  1. Совсем недавно, мы отмечали День снятия блокады Ленинграда. А 2 февраля 1943 года советские войска одержали историческую победу в Сталинградской битве. Сражение, начавшееся 17 июля 1942 года, продолжалось 200 дней и ночей и стало одним из крупнейших в Великой Отечественной войне. В прошлом году, к этой дате, Лестой был выпущен уникальный и действительно сильный по эмоциональному накалу видио ролик. Будем помнить, ребята!!
  2. О подвигах советского военно-морского флота давно уже ходят легенды, часть которых нашла отражение в разных фильмах, играх, книгах и т.д. А ведь в "Корабликах" тоже есть достижения, которые могут быть привязаны к описанию реальных событий той войны. Например - так :
  3. 25 марта исполняется 75-летний юбилей легендарного подвига малого охотника СКА-065 тип МО-4. В тот день малый (иногда «морской») охотник, который часто по-свойски именовался «мошкой», превратился в самого настоящего москита. Он не только принял бой с превосходящими силами противника, но и вышел из неё победителем, так как выполнил поставленную задачу и смог добраться до пункта назначения, несмотря на фантастическое количество пробитий корпуса. С виду это воспринимается как потрясающее везение. Но в реальной жизни это «везение» зиждилось на двух фактах. Во-первых, профессионализм и отвага личного состава. А, во-вторых, исключительная живучесть малого корабля, благодаря грамотной его конструкции и используемым материалам. Как это иногда бывает, катера серии МО водоизмещением около 50 тонн проектировались в инициативном порядке на Судоверфи морпогранохраны ОГПУ. Правды ради стоит отметить, что проектирование «малых охотников» (так их начали называть официально) шло независимо друг от друга в различных конструкторских бюро, но в итоге серийное производство стартовало в 1934 году как раз на Ленинградских верфях морпогранохраны ОГПУ (1934 год стал последним для этой структуры). В новом сторожевом катере постарались удовлетворить все требования управления ВМС и управления погранохраны. Корабль должен был выполнять задачи по охоте за подводными лодками, охране госграницы, обладать высокой мореходностью, достаточно мощным вооружением, а также быть достаточно компактным, чтобы транспортировать его по железной дороге. В ходе развития проекта и «обкатки» его на практике на свет и появился новый тип малого охотника – МО-4. У МО-4 увеличилась ширина (3,9 м) и длина (26,9 м) корпуса, но на 10 см уменьшился борт. Корпус был деревянный – трёхслойная обшивка с прокладками из перкаля (ткань повышенной прочности, используемая ещё с 19 века на флоте). При этом корпус был разделён на 9 отсеков водонепроницаемыми переборками, что как раз и сказалось на «удачливости» СКА-065, который был прошит чуть ли насквозь, но до зубного скрежета гитлеровцев не собирался тонуть. В марте 1943 года Павел Сивенко, получив очередной приказ командования образованной в 1941 году Туапсинской ВМБ, спешил на свой морской охотник СКА-065, входивший в 5-й дивизион сторожевых катеров ОВРа ТВМБ. Плацдарм «Малая Земля» в Новороссийске требовал постоянного снабжения, которое шло несколькими «ветками» - одна из Туапсе в Геленджик, а другая уже из Геленджика на плацдарм. Павел, которому к тому времени едва стукнуло 23 года, и должен был стать этой веткой. Приказ состоял в том, чтобы сопроводить транспортник «Ахиллеон» с ценным грузом в целости и сохранности. Павел прекрасно понимал, что задание даже близко не представляется лёгким или хотя бы рутинным. Немцы отчаянно старались потопить любой, даже самый малый конвой снабжения. К тому же единственный транспортник под именем «Ахиллеон», который автору удалось отыскать, был допотопной паровой шхуной австрийского производства 1869 года со скоростью хода 7 узлов. Далее некоторые информационные источники несколько разнятся в данных, не давая разъяснений. Во-первых, дата знаменитого боя в наградном листе одного из старшин катера – 23 марта, когда как в других источниках безапелляционно заявляется 25-е. Это можно объяснить тем, что в наградном листе значится дата выхода из Туапсе, а если накинуть время в пути при волнении моря, различные форс-мажорные обстоятельства и прочее, то бой состоялся 25-го. Во-вторых, также различные источники спорят друг с другом, на каком отрезке пути и куда двигался малый охотник, когда принял бой - он шёл с «Малой Земли» в Геленджик, разгрузился в самом Геленджике и уже сопровождал «Ахиллеон» обратно в Туапсе или же вовсе был атакован ещё до прибытия в Геленджик. Однако, согласно опять-таки наградным листам и, увы, донесениям о безвозвратных потерях, после боя СКА-065 зашёл всё же в Геленджик. По сути, атакам катер подвергался практически на протяжении всего перехода. И досталось СКА-065 и от десятков Ю-87, и от немецких торпедных шнелльботов. Однако, именно шнелльботы большой угрозы конвою не составили. Павел Сивенко, окончивший Черноморское высшее военно-морское училище имени П.С. Нахимова и наработавший немалый опыт службы за 2 года войны, сорвал все заходы катеров на торпедную атаку «Ахиллеона». В итоге, поставив дымзавесу, увёл транспортник от угрозы. Тем более, что торпедные катера гитлеровцев опасались подходить близко к берегу из-за береговых батарей, также они боялись ответных мер нашего флота, потому и действовали стремительными быстрыми набегам с таким же стремительным отходом. А вот после встречи с торпедными катерами настало время встретиться с люфтваффе. Естественно, командир Сивенко, ожидал этой встречи, но даже он не мог предположить, что их крохотный конвой может атаковать такое количество пикирующих бомбардировщиков Ju-87. По разным данным на морского охотника и его транспортник обрушились от 30 до 50 боевых машин. Охотник постоянно маневрировал, отчаянно огрызаясь пулемётным огнём, чтобы сбить заходящие на боевой курс бомбардировщики и не дать им прицельно сбросить бомбы на транспортник. Но как бы катер не вертелся – ранения получили практически все члены экипажа. Вдруг стало ясно, что остервеневшие от такой стойкости малого охотника немцы уж и забыли про транспортник и со всей силой накинулись на катер. Катер просто осыпало крупными и мелкими осколками. Весь расчёт носового орудия – старшина 1 статьи Степан Скляр, Григорьев и Перевозников – получили ранения разной степени тяжести, но огня не остановили. Боцман Даниил Антоненко продолжал работать по цели из своего ДШК, даже когда его ранили в обе руки. Увидев как флажной фал перебило, и знамя малого, но очень гордого охотника затрепетало простой тряпкой, краснофлотец Василий Потапов, уже будучи раненым, заново связал фал и знамя катера, чтобы враг видел с кем он ведёт войну. Несмотря на залитую кровью палубу и ливень осколков и пуль, рулевой старшина 2 статьи Павел Жован смог сохранить хладнокровие и в этом багряном балете чётко исполнял приказы Сивенко по маневрированию и уклонению от авиабомб. Старшина 2 статьи Григорий Куропятников с первых же минут боя не выпускал из рук пулемёт. Не изменилось это даже тогда, когда крупным осколком Грише буквально отсекло левую руку выше локтя, а мелкие осколки посекли голову и грудь. Он продолжал вести огонь правой рукой, пока не заметил, что от очередного вражеского града на корме загорелись дымшашки, а они-то располагались прямо над уже потрепанными боем глубинными бомбами. Куропятников бросился на корму и, как чёрным по белому написано в наградном листе, перекусил конец, которым были принайтованы дымшашки. Тем самым Григорий спас корабль от гибели. Увидев, что Куропятников пытается спихнуть дымшашки за борт, его место у пулемёта занял помощник командира лейтенант Яков Мазлер. Уже получивший достаточно тяжёлые ранения, Яков вёл пулемётный огонь до тех пор пока не получил последнее смертельное ранение. Он скончался в геленджикском госпитале от ран 26 марта 1943 года. За эту смерть гитлеровцы заплатили двумя пикирующими бомбардировщиками (соответственно 2-мя пилотами и стрелками), но главное так и не смогли пустить на дно ценный груз, предназначенный для плацдарма «Малая Земля». Изрешечённый катер, а до него защищаемый им транспортник, наконец, прибыли в Геленджик (тогда там располагалась Новороссийская ВМБ), когда на подмогу подоспели наши самолёты. СКА-065, казалось, был готов вот-вот утонуть, давая 15-градусный дифферент на нос и зарываясь в волну. Левый двигатель глох, форштевень был разбит, рулевая рубка смещена, разрушена левая скула корпуса, многократные пробития трубопроводов и т.д. По одним сведениям было насчитано около 200 пробоин, по другим целых 1600, возможно, это с учётом мелких осколочных повреждений и прочего, так как катер, как уже указано, осыпало настоящим градом смертоносного металла. В Геленджике остались только тяжелораненые, а сам охотник подлатали, поставив временные «заплатки», и он отправился своим ходом в Туапсе. Там СКА-065 стал на полноценный ремонт. Все военные моряки этой героической драмы, а большинству из них не исполнилось не то что 30, а и 25 лет, были награждены орденами и медалями. Яков Мазлер был удостоен Ордена Отечественной войны I степени посмертно. Григорий Куропятников стал Героем Советского Союза. Командир корабля старший лейтенант Павел Сивенко был награждён орденом Красного Знамени. Как это ни удивительно драматическая история того, как один малый охотник отбился от целой стаи стервятников, взбешённых таким упорством, дошла до наших заклятых союзников в США. В одной из газет журналист столь прочувственно описал черноморский бой, что кого-то в американском правительстве это растрогало. В итоге Павла заочно наградили медалью «За выдающуюся службу». Григорий Куропятников умер в Кировограде (небратья недавно переименовали город в Кропивницкий) в 1982 году. Павел Сивенко после войны перебрался поближе к своей альма-матер в Севастополь. Он прожил долгую и достойную жизнь, пережил развал Союза, за который дрался, марши бандеровских недобитков на Украине… Умер Павел Павлович в 2015 году в возрасте 95 лет, словно всё время ожидал лишь одного – воссоединения со страной, которая не забыла и не предала анафеме ни его дела, ни дела его экипажа СКА-065. Оригинал статьи тут.
  4. Shohruhmirzo

    Прем за 10 побед

    Здравствуйте. всех с победой! я из танков чтобы получить день према) условия выполнил на 5 уровне победил 10 раз но прем не на числили(
  5. Берлинская наступательная операция стала одной из самых последних операций Великой Отечественной войны и одной из самых известных. В ходе неё Красная Армия взяла столицу Третьего рейха – Берлин, разгромила последние, самые мощные силы противника и принудила его капитулировать. Операция продолжалась 23 дня, с 16 апреля по 8 мая 1945 года, в ходе которых советские войска продвинулись на запад на 100-220 км. В её рамках были проведены частные наступательные операции: Штеттинско-Ростокская, Зеловско-Берлинская, Котбус-Потсдамская, Штремберг-Торгауская и Бранденбургско-Ратеновская. Участие в операции приняли три фронта: 1-й Белорусский (Г. К. Жуков), 2-й Белорусский (К. К. Рокоссовский) и 1-й Украинский (И. С. Конев). Замысел, планы сторон Наступление: основные вехи Главные итоги Исторические факты
  6. Грацко-Амштеттинская наступательная операция (15 апреля — 9 мая 1945 года) стала одной из последних в войне для советских войск. В ходе нее 3-й Украинский фронт освободил часть территории Австрии. Общая обстановка Противостоящие силы Ход операции Действия союзников в Австрии в апреле-мае 1945 года
  7. Венская наступательная операция, которая была завершена 13 апреля 1945 года освобождением столицы Австрии от вермахта, была одной из блестящих наступательных операций завершающих Великую Отечественную войну. Поэтому одновременно она была и достаточно простой, и невероятно тяжёлой. Такими бывают самые последние, решительные сражения. Колонна советских средних танков Т-34 в городе Швехат (Schwechat) в пригороде Вены. Предыстория Штурм Вены (5 - 13 апреля 1945 г.) Итоги операции
  8. Подводная лодка С-12 в Ленинграде. С-12 (командир — капитан 3 ранга В.А. Тураев; командовал подлодками с 1937 г..'С-12 с июля 1940 г., перед этим окончил Военно-морскую академию) вступила в строй ровно на месяц позже С-11, поэтому летом 1941 г. в походах не участвовала. В сентябре-октябре она находилась в Кронштадте, а затем перешла в Ленинград, где провела первую военную зиму.Летние месяцы 1942-го ушли на отработку двух первых задач КПЛ на «Охтинскомморе» (так подводники в шутку называли участок Невы у Большого Охтинского моста), и лишь 19 сентября лодка смогла выйти в море. Впрочем, последующие события показали, что подготовить экипаж даже на "удовлетворительно" в таких условиях не удалось. Василий Андрианович Тураев у перископа в боевой рубке. Вечером 20-го из-за ошибки боцмана С-12 всплыла до 3 —5м и была атакована финским самолетом — трофейным бомбардировщиком СБ. Хотя сброшенные бомбы были установлены на большую глубину, гидродинамические удары от их взрывов нанесли лодке значительные повреждения. Поверхностный осмотр показал, что вышли из строя лаг, гирокомпас, магнитный компас, трюмная помпа, зенитный перископ, верхние газоотводные клапана и, что хуже всего, шумопеленгаторная станция. Как только ввели в строй шумопеленгатор, сразу выяснилось, что поблизости зафиксированы шумы винтов вражеских сторожевых катеров. Командир сразу понял, что, несмотря на опасность быть ими запеленгованным, нужно немедленно уходить из места атаки. Как оказалось, это решение было правильным — в последующие часы финские катера сбросили в место, где находилось масляное пятно, несколько десятков глубинных бомб. Но при всплытии под перископ выяснилась новая беда — оказались заклиненными кормовые горизонтальные рули. Почти час боцман и командир отделения рулевых изо всех сил давили на штурвал, пока им не удалось его провернуть. Казалось, корабль счастливо избежал опасности, но новая куда более страшная беда ждала впереди. Во время ночной зарядки из-за вылившегося электролита и короткого замыкания начался пожар, заставивший временно отключить всю носовую группу батарей. Оказалось, что электрик, проверявший перед зарядкой сопротивление изоляции, воспользовался разбитым во время бомбежки вольтметром. Для того, чтобы провести ремонт в спокойных условиях, Тураев принял решение лечь на грунт на невытраленном до конца немецком минном поле «Юминда». В конечном счете носовую группу батарей ввели в строй, но шесть ее баков восстановлению уже не подлежали. Такое же число пришлось отключить и в кормовой группе. Емкость батареи упала на 10%, как по скорости, так и по продолжительности подводного хода. Через день движение было возобновлено, но тут с «эской» начали происходить непонятные вещи. Внезапно появился дифферент на нос, и лодка словно уперлась в невидимую стену. Из-за резко возросшей нагрузки вырубился автомат правого электромотора. Из первого отсека доложили, что слышат скрежет металла по корпусу. Субмарина остановилась, но какая-то неведомая сила начала разворачивать ее на месте кормой на юг. После короткого обмена мнениями с офицерами Тураев решил, что «эска» попала в противолодочную сеть. Материалы противника категорически отвергают это предположение, и скорей всего лодка застряла между мачтами гидрографического судна "Азимут", затонувшего в том районе в 1941 году. В любом случае положение корабля оказалось незавидным. Невидимая паутина продолжала держать его на месте, несмотря на самые энергичные попытки дать задний ход. Тогда попытались высвободиться из «сети», приняв дополнительную воду в концевые цистерны. Субмарина легла на грунт, но неведомая сила продолжала цепко держать ее нос на том же месте. Попробовали другой способ - приведя подлодку к нулевой плавучести в тот момент, когда она лежала кормой на дне, начать ползти по дну задним ходом. Примерно через час после попадания в «сеть» над кораблем прогрохотали два мощных взрыва. Как оказалось, у лодки были повреждения топливные цистерны, и на поверхности моря появился предательский масляный след, которым воспользовался финский летчик, чтобы сбросить глубинные бомбы. Стало ясно, что пройдет еще немного времени, и неподвижная субмарина будет попросту уничтожена ковровой бомбардировкой. В этот момент, к счастью, корабль начал потихоньку продвигаться назад. Два часа понадобилось подводникам, чтобы сантиметр за сантиметром вырваться из стального плена. За это время на них успели высыпать свой груз еще два финских и два немецких самолета — к счастью, неточно. Оказавшись на «свободе», Тураев лег на новый курс и продолжил движение на запад. Вскоре послышался шум винтов финских катеров, которые начали сбрасывать бомбы, ориентируясь по масляному следу. К тому времени батарея на лодке уже в значительной степени разрядилась, и уклоняться на ходу становилось все труднее. Тогда командир принял оригинальное решение — лечь на грунт в небольшой подводной впадинке на глубине 60 м. Дело в том, что глубины всего окружающего района составляли в среднем 40 м, и противник, бомбивший район, вряд ли стал бы устанавливать взрыватели своих бомб на большую глубину. Так и получилось. До 19 часов катера УМУ-15, УМУ-16 и самолеты сбросили на С-12 в общей сложности 32 глубинные бомбы, и хотя некоторые из них взорвались точно над местом, где лежала «эска», ни одна из них не принесла дополнительных повреждений. При этом весь корпус содрогался, механизмы и аппаратура вибрировали, осыпалась пробковая изоляция, а моряки даже невооруженным ухом слышали, как на палубу корабля падают металлические осколки. С трудом оторвавшись от погони, в ночь на 26 сентября лодка вышла из залива и спустя два дня прибыла на позицию между Виндавой и Мемелем. Позиции подводных лодок 3-го эшелона. С-12 занимала позиции III у побережья Прибалтики. Немецкий линейный учебный корабль (быв. броненосец) "Шлезиен". Первая обнаруженная цель — учебный броненосец «Шлезиен» — была упущена 30 сентября из-за неисправности крышек кормовых торпедных аппаратов, заклиненных при взрывах еще в Финском заливе. В ночь на 5 октября «эска» смогла незаметно сблизиться с конвоем в надводном положении, но обе выпущенные торпеды прошли’ мимо цели из-за задержки торпедистов с выполнением команды «пли». На следующую ночь удалось обнаружить еще один небольшой одиночно идущий рыболовный траулер (переоборудованный в водолазный бот для подъема со дна учебных торпед). Первая торпеда была наведена неверно и прошла перед носом цели. Капитан судна заметил нашу подлодку и приказал экипажу пересесть в спасательную шлюпку. С-12 выпустила вторую торпеду, но та при выходе из аппарата ударилась о надстройку и сразу затонула. «Эска» развернулась кормой и выстрелила в третий раз. След торпеды прошел под мостиком, однако взрыва не последовало. Вновь развернувшись, Тураев атаковал из носового аппарата — опять безрезультатно (глубина хода торпед составляла 2 и 3 м)! Пришлось открыть огонь из 100-мм пушки — два первых выстрела, взятых из кранцев, куда при бомбежке в Финском заливе попала вода, отсырели и дали осечки. И туг на горизонте возникли силуэты сторожевиков. Командиру С-12 пришлось уйти ни с чем! Атака из подводного положения 8 октября провалилась из-за того, что боцман перед самим залпом «утопил» перископ. Дальнейшую «охоту» прервал недельный шторм и временный выход из строя моторов обоих перископов. Почти одновременно вышли из строя и оба компрессора ВВД, что не давало возможности пополнять запас сжатого воздуха, и, как следствие, погружаться. Лишь изобретательность командира БЧ-5 В.Е.Коржа позволила устранить эту неисправность. Схема атаки С-12 21 октября 1942 г. Немецкий транспорт "Сабине Ховальд". Вновь лодка оказалась готова к действиям лишь 21 октября. Тем же вечером возле маяка Акменрагс был обнаружен хорошо охраняемый конвой в составе пяти крупных пароходов и трех сторожевых кораблей. Прицельно выпустив две торпеды, Тураев добился попадания в войсковой транспорт «Сабине Ховальд» (5956 брт). Судно получило тяжелые повреждения, потеряло руль и винты, но осталось на плаву, один из перевозившихся отпускников погиб. Любопытно отметить, что выстрелы были произведены с дистанции 14 кбт, и, по-видимому, попавшая торпеда, стала самой дальней из всех выпущенных нашими подлодками за войну с успешным результатом. Схема атаки С-12 27 октября 1942 г. Транспорт «Мальгаш» после попадания С-12. И напротив, следующая атака днем 27 октября была осуществлена после прорыва линии охранения с дистанции всего 3 — 4 кбт. Чтобы не попасть, подобно С-9, под таранный удар атакуемого судна, Тураеву пришлось уменьшить скорость до 2 узлов, на которых лодка фактически не слушалась горизонтальных рулей и сразу после выстрела показала на поверхности рубку. Благодаря этому командир наблюдал попадание торпеды в транспорт «Мальгаш» (6903 брт), который через пять часов буксировки сел на грунт у входа в аванпорт Либавы (спустя пару месяцев немцы подняли его и отремонтировали). Вторая торпеда прошла мимо цели, хотя из-за начавшейся бомбардировки на подлодке посчитали, что торпедировано еще одно судно. Для скорейшего ухода на глубину заполнили цистерну быстрого погружения, и лишь мастерство механика уберегло корабль от падения на грунт в этом мелководном районе. Маневрируя на ходу в течение 40 минут, С-12 подверглась ожесточенной (44 бомбы), но безрезультатной контратаке четырех сторожевиков. 9 ноября на С-12 закончились запасы продовольствия, экипаж вскрыл НЗ, а лодка легла на обратный курс. Схема форсирования С-12 минного заграждения "Насхорн" 11 ноября 1942 г. Схема подрыва С-12 на мине. Спустя двое суток началось форсирование Финского залива, чуть было не закончившееся трагически: с интервалом в час "эска” подорвалась на двух минах. К счастью, она задела не за сами мины, а лишь за нижние части 25-метровых противотральных трубок КА, и взрывы прогремели в 20 с лишним метрах над кораблем. В первый раз из-за «вырубания батарейных автоматов субмарина потеряла ход и легла на грунт на глубине 80 м. И все-таки со дна пришлось всплывать, не дожидаясь устранения всех повреждений — наученный горьким опытом Тураев опасался начала преследования по масляному пятну. Через 62 минуты субмарина подорвалась вторично (фактически это была глубинная бомба сброшенная с финского ПЛО самолёта). Появилась течь в прочном корпусе, вышел из строя гирокомпас, но лодке утром 15 ноября удалось достичь точки рандеву со встречавшими катерами. 19 ноября она прибыла в Кронштадт. 62-дновный поход С-12 стал самым продолжительным крейсерством советской субмарины за всю Великую Отечественную войну. За 1190 ходовых часов лодка прошла 4960 миль, в том числе 1774 под водой. Позже выяснилось, что за 11 суток движения через Финский залив С-12 пересекла линии минных заграждений ровно 70 раз! За этот поход командир был награжден орденом Красного Знамени. В. А. Тураев, награжденный за поход орденом Красного Знамени, а так же медалью "За борону Ленинграда". Фото лето 1943 г.
  9. Подводная лодка Щ-310. В первые годы службы лодке хронически не везло: аварии и повреждения следовали одна за другой. Но потом судьба вернула ей свой долг - Щ-310 стала одной из немногих балтийских "щук", которые встретили День Победы 1945 года. Последний боевой командир этой лодки стал Героем Советского Союза. Первый пример невероятного везения произошел с лодкой в 1942 году при возвращении из своего первого настоящего боевого похода, в котором она смогла потопить вражеский транспорт "Франц Рудольф". «Franz Rudolf». Судно ещё носит название «Veratyr» . Щ-310 возвращалась через сложный в навигационном плане, но, как считалось более безопасный Северный Гогландский проход. Днем 9 октября 1942 года в 3 милях северо-восточнее острова Гогланд, Щ-310 подорвалась на мине (типа ЕМС, 270 кг взрывчатого вещества). К счастью, подводная лодка задела не саму мину, а нижнюю часть ее противотральной трубки (механический взрыватель на минрепе, подрывающий мину, если что-то трется о минреп). Взрыв произошел примерно в 20 м выше носовой части корабля и в горизонтальном удалении 9-12 м. После взрыва лодка с дифферентом на нос стремительно провалилась и ударилась о каменистый грунт на глубине 58 м. Схема вертикальной минной завесы юго-восточной части заграждения "Зееигель" по состоянию на конец октября 1942 г. Сразу же после взрыва была объявлена аварийная тревога. Начали поступать доклады из отсеков о состоянии лодки. Водонепроницаемость прочного корпуса оказалась нарушенной в четырех отсеках. В 1 отсеке имелась течь воды в трех местах: через разошедшийся шов по пазу 3-го пояса обшивки, между 18 и 22 шпангоутами по левому борту и между 19 и 20 шпангоутами. по правому борту. Во 2 отсек вода поступала незначительно, причем тоже по заклепочному шву 3-го пояса в районе 24—26 шпангоутов правого борта. В 4 отсеке пропускали фланцы труб вентиляции балластной цистерны № 3 и средней цистерны в местах их крепления к прочному корпусу левого борта. Кроме того, образовалась трещина по сварному шву на отростке от главной водяной магистрали к турбонасосу. В 5 отсеке фильтровали воду три ослабшие заклепки. Самая сложная аварийная обстановка сложилась в 1 отсеке, так как носовую трюмную помпу стартовать не удалось (электродвигатель залит водой, амперметр разбит), а работавший в центральном посту турбонасос не забирал воду из трюма. Для защиты аккумуляторной батареи от воды в местах течи на подволоке 2 отсека были подвешены брезентовые желоба, по которым вода стекала в трюм. Уже через 10 минут во всех аварийных отсеках личный состав развернул действия по борьбе за живучесть и прежде всего по ликвидации течи воды. Попутно устранялись повреждения механизмов и устройств. Основные работы проводились в 1 отсеке, где поступление воды было примерно 14—15 тонн в час. Разошедшиеся швы заделывали промасленной паклей с суриком и губчатой резиной, после чего подкрепляли досками, клиньями и распорным шестом с аварийным домкратом. Все это время в 1 отсеке приходилось работать при слабом освещении, что создавало дополнительные трудности. Вскоре поступление воды в 1 отсек было ликвидировано; через заделку наблюдалось только небольшое просачивание. К этому же времени была введена в строй носовая помпа и тотчас пущена на осушение трюма и провизионки. Через полчаса экипаж предпринял попытку поднять лодку со дна: был дан воздух в среднюю цистерну и балластную № 1а. Лодка нехотя оторвалась от грунта. Через 5 мин, когда поступил доклад об осушении 1 отсека, гребными электродвигателями был дан малый ход и Щ-310 начала быстро всплывать с возраставшим дифферентом на корму. В течении последующих 10 минут экипаж пытался заставить израненную лодку слушаться рулей и держать глубину, но лодка то всплывала то погружалась, пока наконец не уперлась носом в дно на глубине 30м. После попытки снова начать движение поступил неутешительный доклад от рулевого-горизонтальщика: "Лодка рулей не слушается, дифферент не отходит, глубина не меняется". Стало понятно, что лодка "застряла" между каменистыми банками всего в 4 милях вражеского берега. Понимая риск обнаружения при дальнейших попытках выбраться на глубокую воду, командир Щ-310 принял решение дожидаться ночи и под покровом темноты попытаться ускользнуть из под носа противника. В 8 вечера командир счел темноту достаточной, и после прослушивания горизонта, Щ-310 всплыла. Сразу после продувки балласта лодка поспешила в надводном положении удалиться от острова Гогланд, взяв курс в намеченную точку рандеву с советскими катерами, у острова Лавенсаари. В 2 ч 20 мин 10 октября Щ-310 в сопровождении встретивших ее катеров МО пришла в гавань острова Лавенсаари, где задержалась на 3 суток. За это время, несмотря на крайнее переутомление личного состава, были произведены работы, необходимые для дальнейшего перехода лодки в Кронштадт. Главное внимание уделялось окончательной ликвидации поступлений воды внутрь прочного корпуса - с этой целью разошедшиеся швы обшивки зацементировали снаружи. В ночь на 13 октября лодка в сопровождении эскорта благополучно совершила переход в Кронштадт. Чтобы понять, с каким масштабом разрушений столкнулись подводники на Щ-310, мы приводим результаты осмотра лодки в доке: на лодке практически не осталось "живого" места. Только мастерство и хладнокровие экипажа помогли им выжить в критической ситуации. По результатам этого похода, в котором лодка добилась боевого успеха и смогла вернуться "с того света", экипаж в полном составе был представлен к государственным наградам. Приказ о награждении экипажа Щ-310. Повреждения ПЛ: 1. Корпус. На 2-м и 3-м поясах обшивки прочного корпуса между 14 и 38 шпангоутами образовалось 49 вмятин размером до 450х700 мм и стрелкой прогиба до 75 мм (район 1 и 2 отсеков). Шпангоуты 18, 19, 21 и 23 погнуты. На нескольких участках швы по пазам пропускали воду. Разошелся заклепочный шов на люке для погрузки торпед. На съемном листе для погрузки двигателей ослабли три заклепки. У крыши рубки разошелся заклепочный шов. В нижней части обшивки балластной цистерны № 1 пробоина; нарушена герметичность обшивки в районе входа в цистерну. 2. Механизмы, системы и устройства. Погнуты рельсы для внутренней транспортировки торпед и вал ручного привода носовых горизонтальных рулей. Заклинены клинкеты судовой вентиляции на переборке между 1 и 2 отсеками. Начал пропускать фланец клапана продувания воздухом низкого давления балластной цистерны № 1. Лопнули фланцы труб вентиляции ЦГБ № 3 и средней по левому борту в местах их крепления к прочному корпусу. Лопнула труба от главной водяной магистрали к турбонасосу. Сломан шток клапана спуска воды из шахты батарейной вентиляции. Турбонасос стал вибрировать. В центральном посту разбиты два глубиномера и дифферентометр, выведен из строя механический тахометр правого дизеля. На мостике смята переговорная труба. В надстройке смяты трубопроводы к пожарному рожку и продувания воздухом низкого давления балластной цистерны № 1. Лопнул трубопровод приемки топлива. 3. Электрооборудование, приборы наблюдения и связи. В 1 и 2 отсеках сорваны с креплений и помяты 4 прибора «К-5»; сорваны коробки предохранителей к этим приборам. Повреждена изоляция нескольких кабелей. Залиты водой электродвигатели носового компрессора и трюмной помпы; у последней разбит амперметр. Сорван с креплений ограничитель носовых горизонтальных рулей. Осевые валики его и датчика погнуты. Отломаны лапы у станины электродвигателя шпиля, крышка и вал деформированы. Все плафоны и колпаки ламп нормального и боевого освещения разбиты. Выведена из строя аппаратура эхолота и гидроакустики. Сломаны ручки у датчика ПУТС. В 3 отсеке лопнули баки аккумуляторной батареи у элементов № 4, 65 и 92. Залит водой реостат батарейного вентилятора. Проник соляр в кормовую аккумуляторную яму. В 4 отсеке залиты водой электродвигатели турбонасоса, вентилятора, радиосистемы и кабели, идущие от машинного телеграфа и указателя вертикального руля на мостике. Сорваны с креплений коробка управления вертикальным рулем, коробка с балластными сопротивлениями и контроллер командирского перископа. Электротахометры стали давать неправильные показания. Из-за повреждения оптических систем оба перископа вышли из строя. В 5 отсеке сорван с фундамента вытяжной вентилятор. Выведены из строя два амперметра. В 6 отсеке сорваны с креплений все электроизмерительные приборы, тахометры и 15 выключателей. Разбиты плафоны нормального освещения. В рубке отломаны приливы к подшипникам у валикопривода машинного телеграфа. На мостике разбиты рулевой указатель и машинный телеграф. Во всех отсеках слаботочная аппаратура и сеть нормального освещения имели короткое замыкание на корпус лодки.
  10. anonym_twompomKZwa9

    Сегодня, 76 лет назад.

    В 4:00 22 июня 1941 года объединённая в Третий Райх Европа без объявления войны напала на Союз Советских Социалистических Республик. Боевые действия начались на фронте длиной в 4000 километров, от Белого до Чёрного Моря. Но деды и прадеды проползли на пузе от Прута и Буга до Невы, Москвы-реки и Волги, а потом прошли оттуда до Шпрее, Эльбы и Дуная, выстояли и победили! Родственники павшие в боях: Когда-то говорили:"Против француза и вилы-ружьё, а против фрица бабке и ухвата достаточно!" А это форумным Гольштейн-Готторп-Романовым, яростным антисоветчикам
  11. "Щ-317" на военно-морском параде. Ленинград, 1939 г. В 1942 г. подводные силы Балтийского флота оказались в сложном положении. Выход на боевую службу затруднялся наличием береговых батарей, минных заграждений, противолодочных кораблей и патрульной авиации. Однако и в таких условиях подводники решали боевые задачи и совершали подвиги. Так, летом в свой последний боевой поход отправилась подлодка «Щ-317» капитан-лейтенанта Николая Константиновича Мохова. Лодка и ее командир Капитан-лейтенант Н.К. Мохов. На момент нападения гитлеровской Германии «Щ-317» находилась в г. Таллин на среднем ремонте. Вскоре началась эвакуация, и техническую готовность восстановили только в Кронштадте. В конце сентября начался очередной поход, вновь безрезультатный. Следующая служба стартовала в начале ноября и вскоре закончилась. Из-за плохой организации боевой работы лодка попала под «дружественный огонь» и была вынуждена вернуться в Кронштадт для ремонта. Будущий командир лодки «Щ-317» Н.К. Мохов (1912-1942) в то время был командиром 9-го учебного дивизиона подлодок, оснащенного «Малютками». На этой должности Мохов получил негативную характеристику: командование отмечало, что высокую требовательность к подчиненным он чередует едва ли не с панибратством. Имелись и иные претензии к дисциплине. Вследствие этого 16 января 1942 г. капитан-лейтенанта Мохова понизили в должности, поставив командиром подлодки «Щ-317». Подводники с "Щ-317" занимаются обслуживанием пушки, начало 1942 г. Вероятно, такая должность больше устраивала Н. Мохова, и он быстро проявил себя с лучшей стороны. В тяжелейших условиях первой блокадной зимы в Ленинграде он смог организовать подчиненных и смежников и провести необходимый ремонт своей лодки. Как отмечалось в наградных документах, «Щ-317» первой в своей бригаде подготовилась к боевым действиям в 1942 г. В конце весны корабль был готов к выходу в море и охоте на вражеские суда. Для этого на борту было 4 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата с боезапасом из 10 торпед калибра 533 мм. Подлодка в походе Целью подводной кампании Балтийского флота в 1942 г. являлось нарушение морских перевозок противника. Транспорты на Балтийском море решали задачи снабжения группы армий «Север», а также обеспечивали поставки финских и шведских ресурсов. Все эти суда, а также корабли прикрытия следовало топить. В ночь на 6 июня подлодка «Щ-317» под командованием Н. Мохова (так же, поскольку для Мохова этот боевой поход был первый, с ним на борту был его обеспечивающий, командир дивизиона подводных лодок капитан 2-го ранга Владимир Алексеевич Егоров) вышла из Ленинграда и направилась в Кронштадт. Командир дивизиона подводных лодок капитан 2-го ранга Владимир Алексеевич Егоров. Уже этот переход был связан с трудностями. Южный берег Финского залива был занят противником, и подлодка рисковала попасть под обстрел артиллерии и авиации. К счастью, ее не заметили. Завершив подготовку, поздним вечером 9 июня подводники вышли из Кронштадта и направились к о. Лавенсари (ныне о. Мощный), где находилась передовая база. Первую часть пути, до Шепелёвского мыса, из-за малой глубины пришлось преодолевать в надводном положении. Противник несколько раз замечал подлодку и начинал обстрел – к счастью, безрезультатно. Пройдя мыс, «Щ-317» погрузилась и добралась до Лавенсари без происшествий. Для выхода на назначенную боевую позицию и на оперативный простор по установленному маршруту подлодке предстояло преодолеть два немецких минных заграждения. Южнее и восточнее о. Гогланд, между островом и южным берегом залива, находилось заграждение Seeigel («Морской еж»). Это заграждение включало несколько тысяч якорных мин, расположенных в 8-12 рядов с разными промежутками и на разных глубинах. Западнее Таллина залив перекрывало заграждение Nashorn («Носорог»). На этот раз подводникам мешали шесть линий из нескольких сотен мин. В составе обоих заграждений имелись неконтактные донные мины, мешавшие проходу под якорными. Преодоление заграждений оказалось крайне сложным мероприятием. Лодке приходилось идти на максимально допустимой глубине, чтобы не попасть на якорные мины. При этом нельзя было приближаться ко дну – во избежание срабатывания донных. На путь от Гогланда за пределы «Носорога» у «Щ-317» ушло около трех суток. Подводники в бою 16 июня «Щ-317» первой из подлодок Балтфлота сообщила о выходе на боевую позицию. Любопытно, что это сообщение перехватила немецкая радиоразведка – но командование не придало ему значения. Немцы считали свои заграждения достаточно надежными, чтобы ни одна советская подлодка не могла прорваться в открытое море. В тот же день подводники заметили финский транспорт Argo с грузом минеральных удобрений. Сделав необходимые расчеты, Н. Мохов выполнил стрельбу и поразил цель – и записал на свой боевой счет первое судно на 2513 брт. На сигнал бедствия с «Арго» пришел шведский пароход Ulla. Советские подводники попытались атаковать его, но промахнулись. Транспорт Argo - первая цель "Щ-317". 18 июня вблизи о. Готланд заметили судно Orion (2405 брт), под датским флагом возившее шведскую руду в Германию. Последовавшая атака оказалась частично успешной. Торпеды попали в цель, команда покинула пароход, но тот не затонул. Через несколько дней его привели в ближайший порт. Следующей целью «Щ-317» стал рудовоз Ada Gorthon (2400 брт), обнаруженный 22 июня вблизи о. Эланд. Судно и груз отправились на дно. 25 июня провели еще одну атаку, потопив неустановленное судно на 2500-2600 брт. Пароход Ada Gorthon - цель второй успешной атаки. 1 июля в том же районе обнаружен пароход Galeon в сопровождении эсминца HMS Ehrenschiöld ВМС Швеции. «Щ-317» отстрелялась торпедами и выдала себя; эсминец попытался применять глубинные бомбы. Обе атаки оказались неудачными – противники разошлись и потеряли друг друга. 4 июля подводники безуспешно атаковали легкий транспорт Fortuna, а 6 июля вновь подверглись атаке сами. Эсминец HMS Nordenskjöld нанес лодке некоторые повреждения, но она осталась на позиции. Эсминец HMS Ehrensköld, противник в бою 1 июля. 8 июля в перископ капитан-лейтенанта Мохова попал германский транспорт Otto Cords (966 брт). Судно пошло на дно вместе с грузом. Вероятно, в следующие дни имели место новые атаки, но безуспешные. Судно Otto Cords - 966 брт к боевому счету "Щ-317". 10 июля «Щ-317» сообщила командованию об израсходовании боекомплекта, потоплении пяти судов и скором возвращении домой. Это была последняя радиограмма – более лодка на связь не выходила. Через несколько дней в документах отразили: подлодка погибла при переходе с боевой позиции на базу. Погибший экипаж был представлен к наградам. Командир удостоился ордена Ленина (посмертно). Гибель и память В течение нескольких десятилетий обстоятельства гибели «Щ-317» и ее экипажа оставались неизвестными. Высказывались версии об атаке со стороны надводных кораблей, береговой артиллерии или самолетов противника. Также под подозрением были два минных заграждения на пути к базе. Все стало ясно только несколько лет назад. В июне 2017 г. на дне Финского залива между островами Гогланд и Большой Тютерс были найдены останки затонувшей подлодки. Весной следующего года экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы» установила, что это была «Щ-317». В преддверии Дня победы на корабле закрепили доску в память о 41 погибшем подводнике. Останки "Щ-317" на дне. Местоположение и характерные повреждения подлодки прояснили обстоятельства ее гибели. «Щ-317» успешно прошла через заграждение Nashorn и преодолела большую часть Seeigel. На последней линии «Морского ежа» подлодка зацепила мину – с фатальными последствиями. Подводные успехи Карта последнего похода Щ-317. В июне-июле 1942 г., за 30-40 дней боевой службы подводники с «Щ-317» использовали все 10 положенных торпед и провели несколько атак, в т.ч. пять успешных – как указывалось в радиограмме. Для того времени это были значительные успехи. Подводники Балтийского флота сталкивались с различными трудностями, и далеко не каждый поход завершался хотя бы одним потопленным судном. На боевом счету капитана-лейтенанта Н.К. Мохова и его «Щ-317» три подтвержденных судна суммарно почти на 5900 брт. Еще одно судно на 2405 брт атаковали и поразили, но не потопили. Пятая успешная атака пока не получила подтверждения. Хотя прочие торпедные стрельбы были безуспешными и имеют место споры об одной из удачных атак, в целом показатели подлодки «Щ-317» весьма примечательны. Первый и последний боевой поход капитан-лейтенанта Мохова завершился трагедией. Однако до этого подлодка «Щ-317» и ее экипаж успели наглядно показать германскому флоту, что Балтийской флот и его подводные силы рано списывать со счетов. Они по-прежнему являли собой серьезную силу, способную действовать и наносить урон в самых сложных условиях, невзирая на блокаду, минные заграждения и корабли охранения.
  12. Баутцен-Вайсенбергская операция (21—29 апреля 1945 года) — одна из завершающих операций в Великой Отечественной войне, часть Берлинской наступательной операции. Предыстория Ход событий Итоги и последствия
  13. Построенный в Италии перед самой войной лидер эсминцев "Ташкент", самый быстроходный и,наверно,самый красивый корабль Советского флота, получивший народное название "Голубой крейсер" стал легендой обороны Одессы и Севастополя. Тысячи бойцов и тонны боеприпасов доставил он в осажденные русские морские крепости,тысячи раненых и гражданских лиц,знаменитую Севастопольскую диораму и прочие ценности вывез он на Большую землю. Его пушки громили румынские позиции под Одессой и уничтожали немецкие батареи под Севастополем. Он сбивал немецкие самолеты и топил итальянский торпедный катер(не подтверждено). Его боевая судьба неразрывно связана с тремя городами-героями-Одессой, Севастополем и Новороссийском. Постройка лидера была запланирована как заказ на проектирование в западных странах для предоставления возможности советским инженерам ознакомиться с новейшими техническими решениями. Проект корабля был разработан и реализован фирмой Odero Terni Orlando в Ливорно. 28 декабря 1937 года из-за осложнения международной обстановке лидер был спущен на воду в недостроенном состоянии, а весной 1939 года после приёмных испытаний прибыл в СССР. 22 октября 1939 года судно было зачислено в состав Черноморского Флота СССР, после чего на него было установлено вооружение. Война на Черном море поставила перед флотом совершенно не те задачи,к выполнению которых его готовили. На море противника практически не было видно, румынские корабли активности не проявляли,а немцы и итальянцы ничего крупнее катеров и миниподлодок ничего сюда доставить не смогли. Зато быстро уходящая на восток линия фронта и героическая оборона морских баз в Одессе и Севастополе сделали первоочередной проблемой снабжение осажденных гарнизонов и артиллерийскую поддержку сухопутных войск. Командир «Ташкента» Василий Николаевич Ерошенко Вот один из примеров выполнения поставленных задач ЛЭ «Ташкент» - 29.08.1941 года лидер эсминцев «Ташкент» получил задачу на подавление 155-мм 4-х орудийной вражеской батареи, держащей под прицелом подходы к порту города Одессы. Корабль в то время постоянно находился в полной боевой готовности и после получения задачи незамедлительно отправился на ее выполнение. За 2-х часовой бой «Ташкент» израсходовал 120 фугасных боеприпасов и заставил навсегда замолчать вражеские орудия. После боя присутствовавший на корабле контр-адмирал Д.Вдовиченко, являющийся командиром отряда кораблей поддержки, объявил командованию и морякам лидера благодарность за умелые действия, проявленные в ходе боя . При входе в одесский порт он приказал передать на остальные корабли сигнал «Учитесь стрелять и вести себя под огнем у моряков ЛЭ Ташкент». При выполнении следующего задания по обстрелу береговых укреплений врага ЛЭ «Ташкент» попадает под атаку вражеских бомбардировщиков. Противопоставить им было практически нечего – корабельные 37-мм зенитные автоматы не могли достать вражеские самолеты на высоте в 4 километра. «Ташкент» в ходе атаки получает серьезные повреждения, но все равно продолжает совершать маневры и уклоняться от воздушных атак, ведя при этом плотный заградительный огонь. Позже выяснилось, что кораблю требуется срочный ремонт, и он с сопровождением уходит в доки Севастополя. Уже на заводских доках выяснилось, что кораблю нужен 5-ти месячный ремонт – были очень сильно повреждены механизмы гребных винтов и киль корабля. Но тяжелое военное время толкало людей искать выход из казалось бы из безвыходных ситуаций. Инженер морского завода предложил провести ремонт прямо в доке, поставив корабельную корму на домкраты. Это невероятное предложение сокращало время ремонта как минимум втрое. Лидер эсминцев «Ташкент» и подводная лодка Щ-212 в Поти, 1942 год. Недолго посовещавшись, корабелы и экипаж корабля принимают данное предложение. Работы по ремонту корабля кипели и днем, и ночью, и людям удалось совершить невозможное – через 1.5 месяца корабль снова увидел море. В доках установили на корму «Ташкента» 76-мм спаренную артустановку 39-К, которую сняли с недостроенного корабля «Огневой». Противовоздушная оборона корабля заметно улучшилась, теперь лидер эсминцев мог противостоять самолетам противника, действовавшим на высотах до 6-ти километров. Офицеры лидера «Ташкент». Ноябрь 1941 года. ЛЭ «Ташкент» принимает участие в конвое кораблей (ледокол и три танкера) до Босфора, которые уходили на Дальний Восток. Конвой проходил в тяжелых погодных условиях в течение 3-х дней – постоянный снег/дождь, на море 10-ти бальный шторм. Крен судов иногда достигал отметки 40 градусов. Но все-таки корабли выполнили свою задачу и довели транспортные суда до Босфора. Экипаж лидера "Ташкент". Декабрь 1941 года. Осажденный Севастополь требовал всей возможной помощи, и ЛЭ «Ташкент» стал выполнять задачи по доставке необходимых грузов защитникам города. «Голубой крейсер» - так называли его во время Второй мировой войны бойцы Советской армии. Он навечно остался в памяти как морской помощник и защитник, всегда спешащий на помощь. Он доставлял в осажденный Севастополь морских пехотинцев, подкрепление, вооружение и боеприпасы, продовольствие и горючие. Спасал транспортные суда и людей с потопленных судов. «Ташкент», имевший грозное вооружение и большое водоизмещение, в годы войны, как никакой другой корабль, подходил для выполнения подобных задач. Скорость и маневренность, защита от вражеской авиации, большой запас хода – это далеко не все лучшие качества лидера эсминцев. При прибытии в Севастополь корабль всегда оставлял более половины запасов топлива осажденным. Вместимость доставляемых грузов поражает – так, в одном из рейдов корабль смог ДОПОЛНИТЕЛЬНО принять 30 ж/д вагонов боеприпасов, которые разместили в жилых/не жилых помещениях. Лидер эсминцев «Ташкент» ведет обстрел немецких позиций из Южной бухты Севастополя. Погрузка советских войск на борт лидера эсминцев «Ташкент», идущего на помощь осажденному Севастополю. С каждым рейдом прорываться к Севастополю становилось все труднее и труднее. Каждый следующий рейд к осажденному городу превращался в смертельную гонку, где "призом" были жизни защитников города. Судьба «Ташкента» зависела от нечеловеческих усилий, прилагаемых каждым членом экипажа корабля. Вот пример настоящей доблести, мужества и слаженных действий команды ЛЭ «Ташкент» - 27.06.1942 года, при возвращении корабля после рейда в Новороссийск он был атакован 86 вражескими бомбардировщиками. Неравный бой длился более 4-х часов, в течение которых немецкие летчики сбросили на корабль более 330 бомб, и только благодаря полной самоотверженности и слаженности действий каждого члена экипажа, которые вели неравный бой зенитными автоматами, выполняли постоянные маневры, тушили пожары и ремонтировали корабль в бою, удалось избежать прямых бомбовых попаданий в корабль. Лидер эсминцев сильно пострадал от непрямых попаданий, но все-таки выстоял до прибытия помощи. На борту корабля находились 2.3 тысячи эвакуированных севастопольцев и ценные грузы. Спасенных людей и грузы корабль передал пришедшим на помощь кораблям, а сам самостоятельно дошел и встал в Цемесскую бухту. Лидер эсминцев «Ташкент» в ходе героического перехода из Севастополя в Новороссийск. На фото расчёт 12,7-мм пулемёта ДШК на фоне разрывов от вражеских авиабомб. За проявленный героизм все члены экипажа ЛЭ «Ташкент» были награждены правительственными медалями, а командование корабля наградили орденом Ленина. Прибывший 1.07.1942 года на корабль командующий Кавказским фронтом С.Буденный сказал экипажу, что ими гордится весь Советский Союз и пообещал ходатайствовать перед главнокомандующим о присвоении кораблю звания «гвардейский». Маршал Советского Союза Семен Михайлович Буденный (1883 — 1973) выступает перед экипажем лидера «Ташкент». Однако корабль не успел поднять гвардейский флаг. 2.07.1942 года в полдень корабль был атакован прямо в месте базирования, внезапно появившимися 30-ю самолетами противника. Сразу получив два прямых попадания, «Ташкент» залег на грунт. В этом налете вражеской авиации погибли 76 членов экипажа, столько же получили ранения. После авианалета корабль был осмотрен и признан недееспособным из-за значительных повреждений. С него снимают все уцелевшее оборудование, а так же 76-мм зенитную артустановку, которую вернули на достраивающейся «Огневой». «Ташкент» оставался лежать у пирса до освобождения в 1944 году города Новороссийск. Были предприняты попытки восстановить корабль, однако это признается нецелесообразным из-за полученных тяжелых повреждений. Корабль на буксире привели в Николаев, где после войны его пустили на металл. Потопленный лидер эскадренных миноносцев проекта 20И «Ташкент» после освобождения Новороссийска. За свою недолгую боевую службу Родине «Ташкент»: - прошел 27 000 миль; - принимал участие в конвое 17 советских транспортных судов; - доставил в безопасное место около 20 000 человек; - перевез более 2500 тонн груза; - уничтожил 9 и подбил 4 самолета врага; - пустил на дно немецкий торпедный катер ( не подтверждено); - уничтожил 6 береговых батарей; - осуществил около 100 огневых ударов по береговым укреплениям противника; - уменьшил живую силу противника на значительное количество.
×